Среда, 26.07.2017, 06:37 Приветствую Вас Гость


Венлан, дом темной эльфийки Квилессе.

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Карта Венлана
Перекресток дорог
Проза [153]
Мир фэнтези, то, о чем мы мечтаем.
Стихи [79]
Стихи, написанные нашими участниками
Рисунки [7]
Рисунки наших участников
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах. Миры Средиземья. [0]
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах.Толкиен и его миры.
Звездные войны. [39]
Все, посвященное Звездным войнам, темной и светлой сторонам силы
Мир КБЗ. [5]
Все, что касается КБЗ.
Сильфиада. [0]
Сильфиада, и все с нею связанное.
Фанфики [32]
Комикс Квилессе [3]
комиксы моей ручной работы ;-)
Поиск по сайту
Таверна
Теги
Статистика
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Народу в Венлане 1
Странствующих Менестрелей 1
Хозяев Венлана 0
Добро пожаловать!
Главная » Статьи » Проза [ Добавить статью ]

Артафакты прошлого. Часть 6

 

На миг Юрри показалось, что она слышит безмолвный крик пленника.
Возможно, это и впрямь было так – иногда чувствительности халли хватало, чтобы уловить чужую боль, как свою, а давно отделившаяся ветвь расы, харриане, добились и куда более впечатляющих результатов в телепатии (прежде, чем канули непонятно куда).
Она попыталась поймать эту ниточку связи, но не сумела. Что ж, не страшно. Она изначально приняла правильное решение, выбрав полет сюда.
Так уж случилось, что Юрри выросла «на истории». Ее кровный брат, Эрдан, реинер – здесь таких называли патрульными, - и рисх, испытатель, влюбленный в прошлое, заразил своим горячим интересом сестренку, так же, как заразил ее страстью стать реинером по достижении нужного возраста. Кроме обычного знания дат, планет и имен Юрри могла навскидку называть координаты древних защитных станций, на память перечислить все корабли-участники великих сражений и проанализировать схему передвижения роя любого из Домов реид.
Командор – риннир, - Юран был одной из личностей, оставившей на душе Юрри глубокий след, пусть и только памятью о себе. Еще тогда, после сухих отчетов инфобазы, - вся информация о войне шла в форме чистых фактов, чтобы не будить снова боль памяти, - девочку как клинок полоснула несправедливость произошедшего. Несправедливость и невозможность что-то изменить. А теперь… теперь этот шанс появился, строго сказала себе Юрри голосом Эрдана, чтобы не заплакать от жалости. Вот и смотри внимательно, чтобы запомнить максимум деталей, а потом применить эту информацию.
Впрочем, ее спутники тоже не остались равнодушными. Дрогнула держащая ее рука Кела, халли по крови. Со свистом втянул пахучий воздух Дьюм. Это было хорошо, потому что очень немного, но Юрри все-таки опасалась разницы своей и их реакции.
Юран шел медленно. Взгляд его цеплялся за стеклянный шар в руках идущей впереди соларианки, и не отрывался от него ни на минуту. Что это? Гипноз? Возможно, иначе его не удалось бы удерживать столько времени в плену. Или от риннира осталась только эта измученная зараженная оболочка?
Разберешься после, а сейчас смотри и запоминай.
Девочка запустила сканер, дав задачу построить трехмерную модель окружающего их комплекса и снова уставилась на процессию в общем и пленника в частности. Раны наносились чем-то вроде кинжала, небольшим клинковым оружием с прямым острым лезвием. Различать повреждения на живых существах ее научил Флетчер, аккренианец, второй пилот на корабле Эрдана. Одна под самым солнечным сплетением, две по сторонам под последними ребрами. Это не повреждения, которые можно получить в перестрелке или при крушении корабля. Это последствия принесения в жертву.
Юрри непроизвольно передернула плечами, а ее риис – прическа, которую Хеттис почему-то назвала «ленточками», - встал дыбом, насколько мог. Впервые она так сильно и расчетливо не любила других существ, причем не какое-то одно, конкретное, а сразу многих. Наверное, так чувствовали защитники планет, когда готовились к бою с реид. Но ведь солариан, изувечивших Юрана уже наверняка нет, а его нынешние стражи только отдают дань традиции… Довод должен был быть убедительным, но сейчас не слишком убеждал. Разве не понятно, что нельзя обращаться так с живым существом?
Шествие проследовало мимо них, удаляясь по живому коридору.
Жрица прекратила, наконец, вещать, и только многоголосое мурлыканье нарушало тишину.
Толпа стронулась с места и повлекла их группу за собой. Люди молчали, кто-то подавленно, как Дьюм, кто-то задумчиво, как капитан. Первые слова прозвучали только тогда, когда из холода подземелья они вышли на солнечный свет и ступили под раскидистые кроны деревьев парка, золотых, словно искупавшихся в рассвете.
- Какая сила удерживает его живым, если отмести теорию божественного промысла Вуутха? – глухо спросил Хидэо Танака.
- Вуутх – это вирус, - ответила Юрри, спрыгивая со своего насеста. – Разумный вирус. Кел, ты не устал держать меня?
Келназ покачал головой.
- А почему этот вирус не заразил всю планету?
Хороший вопрос, Дьюм, мысленно улыбнулась Юрри. Только вот точного ответа у меня нет. Только очень старые сведения и догадки.
- Наверное, им это просто не нужно, - осторожно ответила она вслух. – Вуутх думают иначе, чем халли, люди и другие гуманоидные расы. Но они однозначно думают. Раньше – и очень сильно раньше, несколько сотен лет назад по здешнему счету, они тоже не горели желанием подчинять себе всю галактику. Приносимых в жертву заражали Вуутхом через кровь…
Юрри запнулась, вспомнив треугольник из ран на белой коже.
Келназ и Дьюм одновременно положили ладони ей на плечи, и халли накрыла эти большие сильные руки своими ладошками, скрестив руки на груди.
Толи менее чувствительный чем остальные, то ли просто лучше контролирующий эмоции Корса спросил, прицелившись взглядом куда-то в солнечные кроны:
- Теперь его надо как-то забрать, верно? Что-то непохоже, чтобы такую ценность мурлыки отдали добровольно…
- Придется как-то пробираться в храм, - пожал плечами Дим. – Интересно, чем защищены световоды и защищены ли вообще…
- Посмотрим с воздуха, - кивнул Лан.
- Вы собираетесь тащить эту падаль на корабль?!
Франк и Хеттис подошли к их группе и собирались сперва пройти мимо, но видимо, обсуждение плана повергло Свободу в такой шок, что пройти мимо у него просто не вышло. Теперь охотник стоял, уперев руки в бока и с возмущением и гневом мерил взглядом товарищей.
Именно этого и опасалась Юрри.
- Да.
Голос Корсы был тяжелым и скучным, как каменный блок.
- Вы с ума посходили?! Все?! Мало того, что эту мерзость охраняет, наверное, половина планеты, так оно же уже разлагается от собственной древности! Нехватало еще этого источника заразы среди людей, пусть и психов на всю больную голову, но хоть живых пока что! От него же можно заразиться чем угодно…
- Мы вообще-то за ним летели, - напомнила Хеттис.
- Мы летели за каким-то древним раритетом, - отрезал Франк. – Но не за куском гнилого мяса. Пусть ему молятся здешние кошки, а людям рядом с ним делать нечего!
Юрри тихо отступила в сторонку. Даже если остальные не примут сторону этого человека, о слаженности действий можно забыть. Кроме того, он может просто донести местным властям, чтобы полностью поломать планы товарищей. Значит, ей придется действовать самостоятельно. А потом? А потом как-то поместить Юрана в Лиир. Кроме того, вуутх может оказаться не в восторге от похищения своей собственности. Раньше эта мысль как-то не приходила ей в голову, может быть потому, что ее собственный хранитель мог обеспечить от него надежную защиту. Но у людей не было хранителей. Нет, подвергать их опасности нельзя…
Пользуясь тем, что все ее спутники втянулись в спор с влюбленным в Хеттис, девочка отступила еще на пару шагов и включила маскировочное поле. Теперь на глаз, ни камера не могли заметить ее. Возможно, только чуткий слух Кела позволил бы ему уловить шорох близких шагов. Поэтому Юрри подкралась к стоящему дальше всех от него Дьюму, и тихо прилепила к его накидке наблюдатель – просто чтобы знать, где находятся ее друзья в данный момент времени.
Потом Юрри выбралась из сада и запрыгнула на верх готовящегося к отлету флиттера. Все летательные машины из парка проходили над храмом – кажется, здесь считалось хорошей приметой пролететь через столб отраженного света, бьющего в небо с его вершины.
Машина взмыла в воздух и легла на курс. Проще было бы, конечно, удержаться на крыле, но Юрри боялась нарушить равновесие машины. В тот момент, когда аппарат вошел в поток сияния, Юрии столбиком прыгнула с задней части летуна.
Воздух упруго засвистел в ушах, хранитель отреагировал, защитив от ветра глаза и чувствительный риит. У самой поверхности хранитель замедлил скорость падения, и Юрри мягко приземлилась на носочки, пригнувшись почти до грунта. В смысле, до крупных зеркальных кругов, покрывающих поверхность крыши.
Карту строения система транслировала прямо в память девочки. Световодные шахты располагались по четырем углам крыши и в светлое время суток были открыты, так что еще не менее четырех часов проходы в святая святых были свободны. Уязвимы. Естественно, камеры и сканеры находились у каждого из них, но с техникой халли им было не тягаться.
Добравшись до ближайшего спуска, Юрри посмотрела вниз. На всякий случай включила личное понижение гравитации – мало ли, а вдруг внизу тоже зеркало, да еще и тонкое, не хватало бухнуться на него и разбить… Сообщая всем и каждому, что появились гости… Осторожно спустив ноги в широкую шахту, рисх – а кем ее еще можно было назвать сейчас, верно? – спрыгнула. Медленное планирование привело, действительно, на зеркало, вернее – в зеркальный тоннель, а тоннель – в большой и сейчас совершенно пустынный зал, в котором они созерцали процессию.
Первая часть плана выполнена. Она внутри. Теперь вопрос, где искать Юрана…
Где-то в районе дверей слышались голоса, и Юрри по возможности тихо подобралась поближе.
- Меня тревожит это сегодняшнее звучание, - говорил голос той же жрицы, что вела сегодня церемонию. Универсальный переводчик легко справлялся с языком солариан, но интонация вызывала ощущение смутной тревоги. Наверное, не меньше, чем у жрицы – звучание, чем бы оно ни было…
- Возможно, оно было реакцией одного из чуждых в храме, госпожа…
- Не нужно говорить мне очевидное! – сердито зашипела госпожа. – Но оно вызвало у древнего отклик.
- Слабый отклик, госпожа.
- Раньше и такого не было. Понимаешь ли ты, что значит пробуждение Древнего, Фоал? Это будет значить одно из двух – либо сила Вуутха ослабела в нем, либо Вуутх лишает нас своей милости. А если об этом узнают… - она завершила речь фырканьем.
- Я понимаю вашу тревогу, Хасса, госпожа моя… Но думаю, что ее порождает простая усталость.
- Сейчас Древнийв хоале? – оборвала собеседника Хасса.
- Да, госпожа.
- На ложе, привязан, как и всегда?
- Да, госпожа.
- Прикажи приковать его цепями. И снова посвятить Вуутху.
- Но это планировалось делать только через два цикла…
- Я знаю! – гневно крикнула жрица, и эхо ее голоса запрыгало под сводом. – И приказываю тебе сделать это сегодня. Понял?!
Соларианин в богатом плаще – теперь поменявшей позицию Юрри было видно его,- склонился перед рослой гривастой собеседницей, и двинулся дальше по проходу.
Девочка скользнула вдоль стены – за ним, - и метнулась мимо жрицы.
- Ты слышал? – вскрикнула та, и Юрри вжалась в стену, застыла, как барельеф. Как там говорит Дьюм? Крогар бы побрал? Крогар бы побрал солариан с их чувствительностью…
- Что слышал, моя госпожа? – с некоторым раздражением спросил жрец, оборачиваясь.
- Шаги… Впрочем, мне показалось.
Фоал кивнул и продолжил путь. По его следам, как верный зверь скив, побежала Юрри.
Бежать было не так просто. То и дело диверсантке приходилось прижиматься к стене, пропуская одиноких посланцев и целые процессии. Один раз ей едва-едва удалось догнать Фоала, когда путь преградил длинный караван носильщиков с каким-то полотнищем.
Попав, наконец, в низкий сводчатый зал, Юрри вместе с провожатым ожидала пока явятся то ли прислужники, то ли стражи. Фоал делал это сидя в роскошном кресле, а халли – в обнимку с колонной. Вошедшим жрец передал все тот же приказ – приковать пленника цепями и готовить к срочному посвящению Вуутху. Ни один из исполнителей не выразил ни удивления, ни радости, ни иных чувств, и Юрри снова пришлось бежать позади. Итогом путешествия стала массивная дверь, за которую ей пришлось проскакивать акробатическим прыжком, потому как ее спутники очень спешили. Спустя еще секунду Юрри пришлось таким же прыжком нырять под огромное пышное ложе, в пыльную полутьму. Спасибо хранителю, лишившему ее возможности расчихаться. Уборщиков у них нет, что ли?..
Не обнаружив в комнате никого постороннего – обходили ее очень старательно, значит – все-таки стражи, решила девочка, - слуги Вуутха занялись выполнением приказа. Юрри слышала позванивание металла и щелчок запирающегося замка, один и второй. Затем прошуршали шаги и стукнула закрытая дверь. Снова щелчок – более громкий, - замкнулся внешний замок.
Юрри вылезла из-под гигантской кровати и оглянулась.
Посреди нескольких квадратных метров ложа риннир Юран выглядел совсем небольшим. Его расслабленное тело покрывала полупрозрачная ткань, руки, раскинутые крестом почти терялись на белизне шелка. Правда, масса украшений, раньше отягощавшая каждый шаг, исчезла, но зато теперь на запястьях красовались украшенные браслеты, от которых к стенам тянулись легкие и наверняка очень прочные цепи.
Систем наблюдения сканер не обнаружил, и девочка отключила маскировку.
Пленник не пошевелился. Полусомкнутые ресницы не дрогнули, словно гостьи здесь и вовсе не существовало. Единственным признаком жизни Юрана было едва видимое движение грудной клетки.
- Юран?
Юрри говорила шепотом.
Снова никакого эффекта.
- Юран? – уже чуть громче позвала она и подошла к самому краю ложа. Отсюда можно было рассмотреть, что взгляд риннира уходит куда-то вверх в трансе.
Девочка села на край постели и рискнула взять в ладони безвольную кисть, стараясь не коснуться браслета.
Ничего.
Как выводят из гипноза? Юрри не знала точно, но вроде бы касанием. Или холодной водой. А если это вообще не гипноз, а уход в себя? Если не можешь никак изменить своего положения, можно уйти в вымышленный мир, и в реальности враг не сможет ничего добиться ни допросом, ни пыткой Про такое ей рассказывал Эрдан. Может быть, пленник ускользнул в собственный разум? Но тогда и звать его надо совершенно другим методом – не тормошить, не поливать, а попытаться передать в личное пространство свое тепло и ожидание…
Безрезультатно побрызгав в лицо Юрана водой из фляжки, Юрри забралась на ложе с ногами и пристроила голову пленника у себя на коленях. Он был на удивление тяжелый…
Раньше ей не приходилось делать ничего подобного. Медленно перебирая пальцами лепестки чужого риита, девочка закрыла глаза и постаралась ощутить присутствие риннира возле себя. Не тяжесть тела, не упругую плотность кожи, а разум. Я здесь, прошептала она мысленно. Я хочу помочь, только отзовись. Кончится плен, кончится боль, ты вернешься домой, только чуть-чуть помоги мне…
На миг ей показалось, что какой-то ответ есть, слабый, далекий, туманный…
- У тебя ничего не получится, мия.
Голос выдернул Юрри в реальность.
У двери потайного хода – на нее Юрри не обратила внимания, а зря, - горделиво возвышалась Хасса. Пока что одна, как быстро просканировала девочка.
- Я знала, что ты придешь, - продолжала с торжеством в голосе жрица. – Я слышала тебя во время похода, и слышала твою поступь позже. А теперь ты станешь моим даром Вуутху.
- Очень ему нужны твои дары, - сердито ответила Юрри, выскальзывая из-под головы и плеч риннира и снова пробуя позвать его мыслью. – Ни одно разумное существо не может хотеть мучить другое.
Соларианка засмеялась, и в смехе звучало превосходство.
- Мудрый найдет применение любому дару, мия. Не зови своего сородича, он тебя не услышит.
- Он меня уже услышал, - соврала Юрри. – И ты сама это знаешь, слышав его отклик.
- Лжешь! – глаза Хассы сошлись в яростные золотые щелки. – Его разум давно утонул куске хрусталя…
Юрри проследила взглядом, куда непроизвольно глянула жрица. Над постелью в сетке из металлических нитей висел тот самый шар, который был на церемонии.
Юрри прыгнула, не раздумывая, выжав из хранителя максимум усиления. Ни человеку, ни соларианину такой прыжок был бы не под силу, да и самому тренированному халли без помощи прыгнуть так высоко не удалось бы. Именно поэтому Хасса не успела ни отреагировать, ни даже ахнуть. Девочка вцепилась в гладкую тяжесть шара и вместе с ним приземлилась по другую сторону ложа. Правда, довольно близко к врагу…
Пленник пошевелился.
- Отдай мне камень, - приказала Хасса сквозь яростное шипение.
Почему-то вспомнилась история боевой станции, в честь которой получил свое название ее кораблик. Ощутив себя последней защитницей Лиира, Юрри с силой швырнула шар об пол.
Звон разбитого кристалла слился с пронзительным криком жрицы, и в следующий миг когтистые руки соларианки вцепились в плечи девочки, опрокидывая ее на край постели. Искаженное ненавистью лицо нависло так, словно Хасса хотела загрызть свою жертву, а Юрри даже с усилением не хватало, чтобы ее оттолкнуть. Над девочкой сверкнуло клиновидное короткое лезвие, которым, наверное, и наносили раны ринниру. Правда, халли знала, что хранитель выдержит и удар чего-нибудь побольше и потяжелее, но жрице-то эта подробность известна не была…
Похоже, она не была известна и Юрану, потому что спустя секунду в запястье Хассы вцепилась его, украшенная цепью, рука. Не смотря на раны и плен, командор оказался сильнее соларианки, и резким рывком уронил ее на покрывало между Юрри и самим собой.
- Ты могла измываться надо мной, Хасса, - тихо, но с холодной угрозой прошипел Юран не хуже соларианина. – Но тронуть ребенка-халли тебе не удасться.
Жрица смотрела в лицо пленника с ненавистью и страхом, а опомнившись, пронзительно завопила. И тогда Юран ударил, коротко и стремительно, мгновенно оборвав крик. Оглушенное тело соскользнуло на пол и застыло.
Юрри села.
Риннир быстрым рывком попробовал на прочность цепи и вопросительно глянул на девочку.
Ученица рисха, Юрри никуда не выходила без многофункционального инструмента на поясе. Пусть у нее не было оружия страшнее гипноизлучателя, в составе функций мультитула был полевой нож, быстро справившийся с цепями. После того, как Юран снял с кистей остатки браслетов, девочка честно протянула старшему товарищу свое оружие. Несвоевременная улыбка постоянно норовила растянуть губы. Оставался последний шаг – выбраться из храма. Жаль, что Лиир – малый исследователь, и не сможет, как рейнер, проломить пару стен и появиться там, где он сейчас очень нужен.
Юран улыбнулся в ответ. Пока он не сказал еще ни слова, но Юрри и без слов чувствовала благодарность и симпатию. Излучатель он взял, быстро осмотрел
- Гипно? – голос у командора был тихий, чуть хрипловатый, как у любого существа, отвыкшего говорить.
Девочка кивнула. Юран тоже кивнул, кажется, немного разочарованно.
- Можешь дать карту здания?
Хранитель быстро построил голографическую модель этажа. Риннир быстро осмотрел ее, запоминая.
- Все. Идем. Ты одна?
- В храме – да, - ответила Юрри. – Снаружи есть друзья-люди. Местная раса. Наши… насколько знаю, далеко.
Юран опустил ресницы – я понял. Как и любой халли, он не стал выяснять, почему неи, не взрослая, оказалась там, где должен бы оказаться полноценный рейнер. У халли вообще нет традиции критиковать уже приведенное в исполнение решение. Если таковое породило проблему, ее надо решить, а виновник сам все поймет и сам прочитает себе нужное количество нравоучений.
Быстро и тихо Юран приблизился к потайному ходу, заглянул в него, прислушался, махнул Юрри. Эту систему жестов девочка тоже знала от брата – следуй за мной. Это было бы хорошо и правильно, если бы на Юране был хранитель. А так первое же попадание из любого оружия отправит риннира в небытие, что она и озвучила. Долю секунды командор обдумывал предупреждение, и в итоге пропустил Юрри вперед, положив руку ей на плечо. Так двигаться ей тоже приходилось – в паре с Флетчером на тренировочных площадках она часто ходила первой.
Коридор привел их в лабиринт витражей, составляющий основное убранство главного зала храма. Основная проблема теперь состояла в том, что за многими рядами стекол находилось некое собрание солариан, которым совершенно не следовало попадаться на глаза. А собрание, пусть и неторопливо, приближалось.
В одиночку Юрри просто включила бы маскировку и замерла. А если…
- Я могу их отвлечь, - прошептала девочка. – А ты пройдешь пока все будут заняты.
Юран кивнул.
Маскировочное поле стерло неи из видимого мира, и Юрри быстрым шагом двинулась к процессии. Восьмеро. Четверо стражей и высокопоставленные жрецы. Двое с громадной чашей, один с кинжалами, целой охапкой, и еще один с какой-то не то колбой, не то кувшином. Девочка пропустила стражей, и для начала подставила подножку одному из носителей посудины.
Жрец запнулся о невидимую ногу и чаша угрожающе накренилась, но недаром предки солариан были кошачьего рода. Он неимоверно изогнулся, но удержал сосуд и поймал равновесие. Процессия встала.
Юрри выждала момент, когда жрецы снова двинулись с места и дернула носителя ножей за самое нижние из лезвий. Вот теперь эффект был достигнут – кинжалы со звоном запрыгали по полу. Процессия снова замерла, а Юрри пнула дно кувшиноколбы.
С емкости сорвало крышку, и вверх могучей струей выплеснулась кроваво-красная жидкость. Жидкостью окропило всех, включая и невидимку, но во-первых, маскполе справилось с проблемой, приспособленное к работе и под дождем, и в воде, а во вторых шествию резко стало не до нее. Жрецы дружно завопили. Стражи развернулись, посмотрели на мокрую красную четверку и отпрянули, словно от чумных. Впрочем, наверное эти четверо теперь и есть чумные, подумала Юрри, быстро ныряя в проходы между стеклянными экранами. Кажется, они теперь посвящены Вуутху от голов до когтистых ног.
С разбега она едва не проскочила нужный выход, в котором мелькала спина Юрана. Надо бы ему найти какую-нибудь одежду, холодно же, наверное. У риннира-то всей одежды пока одна полупрозрачная тога, или как там называется такая тряпочка?..
Секунду спустя Юран вскинул излучатель и выстрелил в глубину прохода, а потом сорвался на бег. Теперь задача Юрри была не отстать.
Риннир мчался, как скив, ровно и быстро, стреляя там, где следовало освободить от наблюдателей проход. Иногда после этого приходилось перепрыгивать через бесчувственные тела.
На очередном перекрестке они, вернее, Юран, попались стеклянному глазу камеры и древние своды огласились заунывным воем. В большом помещении вокруг беглецом закрылись все двери.
Юрри стало страшно. Неужели все вернется на круги своя?
- Твой хранитель может летать?
Девочка кивнула, не очень понимая смысл вопроса. Одна она уходить не хотела…
- Да.
- Он сможет поднять двоих?
- Должен… - в этом она уверена не была, но на предельной нагрузке можно и попробовать.
- Видишь? – Юран указал наверх, на знакомую шахту световода.
Ну конечно... Они же почти под одной из четырех световых шахт…
Риннир обнял девочку за плечи, но так, чтобы руки его легли только на переплетение хранителя. Юрри улыбнулась и задействовала антиграв.
Подъем был медленным – куда медленнее обычного, но пока хранитель справлялся. Одна из дверей открылась и солариане с оружием открыли по беглецам огонь. Короткая синяя вспышка ударила Юрри в лицо, но полевой экран защитил от неизвестной угрозы. А вот судя по тому, что Юран коротко вздохнул сквозь зубы, в него попали. Плохо…
Вползти в световод он смог, хотя двигался как-то дергано и ненадежно.
- Что с тобой?
Юрри старалась работать живым щитом в узком проходе.
- Н-не страшно. Что-то вроде парализатора.
На четвереньках добравшись до вертикального колодца, беглецам снова пришлось нагружать хранитель. Система сообщила, что заряд половинный, но Юрри предполагала, что летать им больше пока не потребуется.
Сияющий квадрат вверху вдруг начал уменьшаться. Юрри вспомнила, что у начала той шахты где она пробралась внутрь, имелось что-то вроде огромного ставня. Кажется, их собираются тут закрыть…
Антиграв не смог ускориться, и в итоге перед беглецами оказался позеленевший металл.
- Резак, - напомнил Юран, висящий на плечах Юрри, как диковинный плащ. – И поспеши, если можно.
- Ага…
Мультитул выдал максимальную длину полевого ножа, и на ставне появились неровные сквозные щели.
- Осторожно!
Риннир успел оттолкнуть падающий кусок плечом. Спустя несколько секунд снизу взлетел звон разбитого зеркала. Юрри вылетела из шахты и сразу же ступила на крышу.
Юран разжал руки и стал рядом с ней. По плечу от сустава и вниз через грудь тянулась новая рваная рана, такая же бескровная, как и остальные. Юрри прикусила губу.
- Прости, - прошептала она, проклиная собственную неосторожность. А ведь плита могла просто прихлопнуть их, как насекомых…
- Не страшно, - отмахнулся Риннир. – Теперь как спуститься вниз…
Вызвать Лиир, - собралась сказать Юрри, и вспомнила, что кораблик заперт в «Стреле». А значит его оттуда должен будет кто-то выпустить, из закрытого отсека.
Внизу продолжала кричать сирена. Наверняка кто-то уже поднимается по внутренним лифтам или лестницам…
На всякий случай Юрри запросила изображение с наблюдателя – и очень удивилась, увидев себя с высоты. Кажется, Дьюм сидел, прижавшись к окну флиттера.
Потом означенный флиттер завис над ними. Дверь открылась, демонстрируя Танаку и Кела, готовых прикрыть свою подружку. Впрочем, на Юрана они отреагировали вполне дружелюбно, то есть Кел вдернул в машину его, а Танака – самою Юрри.
За управлением летательной машины сидел великолепный Корса.
Флиттер качнул крыльями и пошел к жилым кварталам.
С крыши вслед полыхнуло что-то мощное. Истерично взвыл двигатель. Машина, заваливаясь и оставляя дымный след, заскользила по параболе, и закончила свой путь в глубоком шикарном бассейне посреди центрального парка города.

 



Источник: http://Фантастика, Нортон
Категория: Проза | Добавил: Jolly (09.04.2015) | Автор: Йолли
Просмотров: 225 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Это интересно
Друзья сайта
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты
  • АВС
    Каталог ABC Create a free website
    Баннер
    Звездные войны: Энциклопедия. Статьи и последние новости о вселенной.
    Опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 8
    Получи денежку
    Яндекс цитирования