Вторник, 12.12.2017, 20:20 Приветствую Вас Гость


Венлан, дом темной эльфийки Квилессе.

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Карта Венлана
Перекресток дорог
Проза [153]
Мир фэнтези, то, о чем мы мечтаем.
Стихи [79]
Стихи, написанные нашими участниками
Рисунки [7]
Рисунки наших участников
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах. Миры Средиземья. [0]
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах.Толкиен и его миры.
Звездные войны. [39]
Все, посвященное Звездным войнам, темной и светлой сторонам силы
Мир КБЗ. [5]
Все, что касается КБЗ.
Сильфиада. [0]
Сильфиада, и все с нею связанное.
Фанфики [32]
Комикс Квилессе [3]
комиксы моей ручной работы ;-)
Поиск по сайту
Таверна
Теги
Статистика
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Народу в Венлане 1
Странствующих Менестрелей 1
Хозяев Венлана 0
Добро пожаловать!
Главная » Статьи » Проза [ Добавить статью ]

R-052.

Ева совершенно выпустила из виду тот факт, что, проводив Вейдера, она останется с Вайенсом один на один. Точнее – одна против него и его черной стражи, готовой на все.
Занимаясь своими делами, сидя в своем кабинете и внешне притворяясь совершенно спокойной, она все же держала руку под столешней, на потайной полке, там, где лежал Императорский сайбер.
Каждый миг она ожидала, что Вайенс, или кто-то из его черной страшной стражи придет за нею, и каждого она готова была убить, несмотря на то, что они вроде бы были представителями Альянса. Она готова была драться за свою свободу; и готова была доказывать правомочность своих действий. Люди, работавшие с ней, поддержат ее, в этом она была уверена. Все те, кто был выше ее рангом и кого Вайенс вначале поставил под ее руководство, одно время относились к ней с долей скептицизма, и даже с неприязнью. Но ее смелость и ее неравнодушие по отношению к работе сделали свое дело. По мере того, как ее белые офицерские перчатки покрывались царапинами и пятнами ржавчины в катакомбах Риггеля, так и прибывало в полку ее сторонников.
Вайенс был отличным организатором, это правда. Но он никогда не руководствовался принципами гуманизма, и заключенные для него были всего лишь мясом, расходным материалом. Ему было безразлично, сколько их погибнет, и действительно ли заслуживают смерти те, кто работает в недрах Риггеля. Жернова огромной машины для добычи руды всех перемелют, думал он.
Но у Евы на то был свой взгляд, отличный от взгляда Вайенса.
По ее мнению, планета должна была работать как слаженный механизм, а не как гильотина. И это поняли все, и офицерский состав, и заключенные.
Размолвка с Вайенсом так же не укрылась от глаз его подчиненных.
Его перекошенное лицо и дезактивированный сайбер в руках Евы, ее побег из его кабинета в растрепанном виде, – вот что обсуждали на Риггеле все эти дни, и голосах подчиненных Вайенса все чаще слышалось недовольство. Более того – странная черная стража Вайенса почему-то была наделена такими полномочиями, что могли войти к кому угодно когда угодно, и задержать кого угодно, вне зависимости от ранга и чина, предъявив всего лишь распоряжение Вайенса. Это вызывало очень негативное отношение и к черным летчикам, и к нему самому.

Но никто не пришел за ней; лишь однажды, когда Ева принимала у себя старого полковника, который отчитывался перед нею о проделанной работе по восстановлению старых шахт на вверенном ему участке, в ее кабинет ввалился Вайенс.
Несмотря на уродующее его ранение, Вайенс не производил отталкивающее впечатление. Напротив – он стал сосредоточеннее и строже, и столичный лоск, придающий ему слащавый вид, словно сполз с него разом.
Теперь он действительно был военным, а не красавцем в мундире.
Он вошел без стука, коротко поздоровавшись, и Ева, кивком ответив на его приветствие, судорожно отыскивала сайбер среди разложенных пред ней документов.
Это не укрылось от взгляда Вайенса; проследив за ее рукой, он перевел взгляд очень спокойных глаз на нее, и, обернув к ней здоровую сторону своего лица, он произнес:
- Я пришел извиниться за произошедший между нами инцидент. Вы – моя невеста, леди Рейн, и мне следовало бы относиться к вам с большим почтением. Этого больше не повторится, даю вам слово. 
- На основании этого инцидента… - начала было Ева, но Вайенс, поняв, куда она клонит, тут же пресек ее речь.
- Между супругами, - произнес он, четко выговаривая каждое слово, - случается всякое. И разрывать отношения из-за каждой ссоры негоже. Так поступают лишь истерички. И еще раз приношу свои извинения, леди Рейн.
Засим он откланялся и ушел, оставив Еву в недоумении.
Вот так просто?! Сказать «извини» и сделать вид, что ничего не произошло?! 
Говорят, Вайенс использовал свое ранение даже себе во благо. Он объяснил Совету свое отсутствие на Риггеле во время нападения имперских войск некой тайной операцией, проведенной им во главе его черных летчиков, и в качестве доказательства привел именно это ранение, заявив, что это след от скользящего ранения бластера.
Со стороны это выглядело очень благородно; Ева даже испытала некое угрызение совести, услышав, что Вайенс, не моргнув глазом, солгал, не упомянув ее имени.
Ведь все думали, что Вайенс действительно был на некой операции, и, судя по его состоянию, все полагали, что он действительно был ранен.
Из его слов выходило, что на Риггеле – 1 он выследил и разгромил некую тайную станцию-лабораторию Императора.
Но даже этот широкий жест по отношению к Еве не вернул ему былого расположения его подчиненных; и, едва он вышел, пылающий от негодования полковник Рукс, один из самых заслуженных офицеров, бросил свой отчет и ударил кулаком по столу.
- Почему вы не сказали лорду Вейдеру?! – гневно произнес он. 
К молодой женщине он питал чисто отеческие чувства. У него была большая семья, много сестер и братьев, и у всех у них были дети. И дочери в том числе. И старому полковнику невыносима была даже мысль о том, что кто-то мог бы касаться молодой женщины против ее воли, на основании лишь своего высокого положения в обществе. Он сражался совсем за другие идеалы!
Связь Евы с Вейдером тоже ни для кого не осталась секретом. 
Наблюдать сцену на заснеженном поле для взлета могли все.
И ни от кого не укрылось ни трепетное отношение ситха к Еве, ни то, с какой поспешностью он укрыл ее от мороза, ни то, с каким почтением он прощался с ней. При всей его порочности, жестокости было в нем нечто святое, через которое не мог переступить и он – и одновременно этого не было в Вайенсе. И это не добавляло ему симпатий. 
Офицерский состав не понимал, почему Ева не воспользовалась своим привилегированным положением. Одно ее слово… одно ее слово, и Вайенса не было бы в живых, или он слетел бы со своего поста, на котором он давно ничем не занимался, переложив все свои обязанности на плечи подчиненных. Об этом говорили все, но никто не осмеливался озвучить.
Сайбер Императора покатился от удара, словно карандаш, и Ева поймала его, не дав ему скатиться, упасть на пол. Это дало ей некоторое время, в течение которого она сумела обдумать свой ответ и справиться со своим смущением. До сих пор никто из подчиненных не говорил, даже не намекал на ее отношения с Вейдером, и этот вопрос… Полковник не просто спрашивал; он еще и говорил, что для него их связь с Вейдером не новость. 
- Сказать Дарту Вейдеру? – переспросила она, глянув, наконец, в разгневанные глаза полковника. – Вы себе представляете масштаб бойни, причиной которой я оказалась бы, узнай об этом лорд Вейдер?
Рукс нервно кивнул, пряча взгляд. Он понимал, что сделал бы лорд Вейдер. Он просто разрубил бы своим алым сайбером всех, кто подвернулся бы ему под руку, и правых, и виноватых.
- Давайте утаим от него эту безобразную сцену, - произнесла Ева, поглаживая сайбер, словно тот был живым. – Тем более что генерал Вайенс извинился, и оставил свои попытки приблизиться ко мне. Мне кажется, что генерал Вайенс не совсем здоров. С ним происходит что-то… 
- Это не оправдывает его действий! – вспыльчиво выкрикнул полковник. – И эта его черная стража… Это странные и страшные люди. Говорят, в восточном секторе они расстреляли заключенных, которые просто оказались поблизости от корабля Вайенса! Это совершенно никуда не годится.
- Знаю, - перебила его Ева. – Знаю! За это отвечать будет он сам. Но генерал Вайенс утверждает, что это его ударная сила. Они отличились в операции на Риггеле – 1. 
- Это не наше дело – проводить военные операции! Наше дело – это то, что мы с вами, леди Рейн, делаем каждый день! Вы – а не генерал Вайенс! Наше дело – инспекции и надзор за заключенными! А он заигрался; наверное, ему хочется быть таким же храбрым воякой, как и лорд Вейдер, в ваших глазах, и иметь такую же абсолютную власть, какой когда-то обладал имперский главнокомандующий, но это… это просто невозможно! Это недопустимо! 
Ева задумчиво кивнула:
- Пожалуй, вы правы. Я поговорю с генералом об этом.
**********
Разумеется, информацию о поведении Вайенса донесли до вышестоящего начальства очень быстро. И это сделала даже не Ева. Издерганные постоянным бесцеремонным вмешательством черной стражи во все внутренние дела Риггеля, сами словно находясь под конвоем, офицеры очень скоро настрочили донос, и Вайенса вызвали на Совет.
Вайенс отнесся к доносу равнодушно; вопреки всем ожиданиям, даже репрессивных санкций не последовало, и Вайенс отбыл, никому ничего не сказав, и его черная стража улетела вместе с ним.

Вайенсу необходимо было побывать в центре, и послушать что говорят. 
Ему необходимо было знать, где находится Вейдер, и зачем ситха так спешно отозвали с Риггеля. В зависимости от того, какую операцию затевал Альянс, Вайенс собирался строить собственные планы.
Одновременно с этим перед ним стояла и другая задача – не попасться Вейдеру на глаза, пока его ранение не заросло. Обмануть людей, никогда не видавших ранений сайбером, еще можно было, но не ситха, нанесшего подобных ран тысячи. А увидев изуродованное лицо Вайенса, Вейдер не мог не понять, кто угостил генерала энергетическим лучом сайбера, и уж тем более – не мог не довести начатое до логического завершения.
Так что эту встречу лучше б отложить до лучших времен; вероятно, влив себе кровь Императора, Вайенс при помощи Силы мог бы хоть немного заживить свою рану, но сейчас проделать эту операцию не представлялось никакой возможности.
Но на счастье Вайенса, ни Люка, ни Вейдера он не встретил. Краем уха Вайенс услышал, что Вейдер склонял сына к тому, чтобы допросить с пристрастием посла каминоанцев – а это как раз то, что Вайенс и хотел услышать, и ради чего, собственно, и прилетел!
Каминоанцы… они непременно должны знать что-то о клонах Императора. Не факт, что этим занимались они, но они могли продать свою технологию представителям Императора. 
Допросить с пристрастием посла… отличная мысль! 
На все обвинения, озвученные в доносе, у него был готов ответ – в качестве доказательств и оправданий он предоставил на Совете тело одного из клонов Императора, из которого заблаговременно выжал все соки. 
- Это была лаборатория для клонирования, - таковы были его оправдательные аргументы, - и Император оттуда лично хотел наносить удары по Ригелю. Поэтому я действовал исключительно в целях безопасности Риггеля, что бы там ни говорили. Нам пришлось уничтожить ее, потому что охрана лаборатории открыла огонь, и не позволила нам захватить ее. 
И на том его оправдания закончились.
Однако, Вайенс не торопился улетать обратно на Риггель. У него были дела и здесь…
****************
…Поздно ночью, под большим секретом, не договорившись о встрече заранее, Люка посетил каминоанец.
Это было очень странно; недавний разговор с Вейдером не мог быть случайным совпадением с этим визитом.
Провожая незваного гостя в гостиную и предлагая ему присесть, Люк не мог отделаться от мысли, что эта встреча кем-то подстроена, словно каминоанца привели сюда, обложив со всех сторон огнями, как волка на охоте.
Каминоанец заметно волновался; обычно представители его расы были величественны, и суета была им чужда, но не в этот раз. Его длинные руки, привыкшие к плавным движениям, сегодня словно не хотели чинно лежать на коленях, они то и дело вздрагивали, и тонкие длинные пальцы то сжимались, то выпрямлялись. Глядя на это нервное движение, Люк почему-то подумал об осьминоге.
- Так что привело вас ко мне? – спросил Люк, устраиваясь в кресле напротив каминоанца. Тот, словно сомневаясь, а стоит ли говорить, задумчиво посмотрел на молодого джедая и чуть качнул своей маленькой головой.
- Мастер Люк, - очень мягко, по-отечески добродушно произнес каминоанец слегка нараспев, что совсем не вязалось с его нервозным поведением. – Я пришел просить у вас защиты.
- У меня? – удивился Люк.- Почему у меня? И защиты от чего? Вам кто-то угрожает?
- Мне лично не угрожал никто, - ответил каминоанец спокойно. – Но вы, вероятно, слышали о том, что пара моих соотечественников найдена мертвой на этой неделе. Двое. Всего за неделю. 
- Да, что-то такое я припоминаю, - ответил Люк. – Ну, так я-то тут причем? Я, откровенно говоря, и связи с вами-то не усматриваю. 
- Позвольте представиться, - все так же мягко произнес каминоанец. – Я не стану называть вам своего имени, оно вам ничего не скажет. Я назову только свою должность. Я специалист по генным модификациям. Те двое, убитые, тоже были таковыми. Вы все еще не понимаете?
- Нет.
- Хорошо, я скажу напрямую. Ни для кого не секрет, что ваш отец, лорд Вейдер, негативно высказывался о нашей работе. Ему пришлось столкнуться с клоном Императора, выполненным по нашим технологиям (да, это наши технологии, это глупо было бы отрицать). Поэтому он предлагал вам, насколько мне известно…
- Стоп-стоп-стоп! – Люк выставил ладонь, как бы заграждая собеседнику уста. – Я понял вас. Вы хотите сказать, что это отец убил их и угрожает вам? Но это абсурд. Во-первых, лорд Вейдер не какой-нибудь уличный бандит, чтобы бегать ночами за учеными и убивать их. Во-вторых, он слишком заметная фигура…
- Я не спорю, - согласился каминоанец. – Но это мог быть его человек.
- Вы знаете, кто убил ваших соотечественников?
- Кто убил их, и кто охотится еще за несколькими, в том числе и за мной, - ответил каминоанец. – В последнее время меня не оставляет ощущение слежки. Мне кажется, что кто-то ходит за мной. Это человек, мужчина чуть выше среднего роста. Мне показалось, что и способ убийства очень необычен.
- Чем же?
- Он убивает лайтсайбером.
От удивления Люк даже откинулся на спинку кресла.
- Сайбером? – переспросил он. – Этого не может быть!
Каминоанец смолчал, но его молчание было весьма красноречиво.
- Как видите, все улики говорят о том, что лорд Вейдер привел в действие свой план, - все так же мягко произнес, наконец, каминоанец.- Я не могу осуждать его за это. Он действует в интересах вашего государства, хоть и таким изуверским способом. Единственное, о чем я хотел бы просить – так это не убивать меня. Я не знаю ответов на вопросы, которые ему интересны. 
- Да этого не может быть! – взорвался Люк. 
Он совсем не слышал, что там плетет этот длинношеий трус.
Отец?! Лорд Вейдер охотится на каминоанцев?! 
- Я не могу обещать вам защиты, - резко и даже грубо ответил Люк. – Хотя бы потому, что отец не причастен к тому, о чем вы сейчас мне рассказали. Поэтому мне не у кого просить пощады для вас.
- Жаль, - произнес каминоанец печально. – Я думал, разум в вас превыше предубеждений.
Кровь бросилась в лицо Люку. После этого намека он понял отца; неприятно, когда на тебя смотрят вот так – словно на говорящую свинью, существо, может, и наделенное разумом, но тупое до жестокости. Которое может сквозь пальцы смотреть на гибель другого существа и преспокойно хлебать из своего корыта.
«Паразиты не должны думать о себе слишком хорошо», - словно наяву услышал он голос Вейдера. 
- Единственное, что я могу сделать для вас, - сухо произнес Люк, сдерживая гнев, - так это пригласить сюда, сию же минуту, самого лорда Вейдера. Попросите пощады у него самого!
Каминоанец помолчал, рассматривая пылающее краской стыда лицо Люка.
- Что же, - произнес он. – У меня нет иного выбора. Думаю, ваше посредничество – это лучшая защита для меня.
- Я так не думаю, - парировал Люк, откидываясь на спинку кресла и скрещивая руки на груди. 
Дарт Вейдер прибыл быстро; казалось, он предвидел эту ночную встречу, и был готов к ней. Более того, с ним прибыли и два офицера из штаба Акбара, которых Вейдер пригласил специально для того, чтобы обсудить то, что расскажет им каминоанец.
Едва Дарт Вейдер ступил в комнату, каминоанец подскочил с места и, сделав шаг назад, запнулся о кресло и едва не упал.
Эта острая реакция, эта нервозность, так несвойственная этому высокомерному существу, насмешила Вейдера, и он, откинув с лица капюшон, сделав пару шагов к замершему в ужасе каминоанцу, вкрадчиво произнес, сверля того яростным взглядом:
- Ну как, похож я на того человека, что вас преследует? 
Каминоанец шумно выдохнул, его длинное тело обмякло, гибкая шея поникла.
- Нет, - произнес он с заметной горечью в голосе. – Это были не вы.
- Да уж конечно, - злорадно заметил Вейдер, - если бы это был я, я наверняка узнал бы все, что мне нужно, уже у первого убитого. А если бы тот не знал, - Вейдер усмехнулся, - и очередь дошла до вас, вы бы не стояли сейчас здесь.
- Отец, - перебил его Люк. – Довольно. Он итак напуган.
- Как мне не жаль, - устраиваясь в предложенном ему кресле в самой непринужденной позе, - но тут совершенно не причем. Понятия не имею, чем могу помочь вам. У меня нет ни единой мысли, кто мог бы вас преследовать, и ни малейшего желания защищать вас. 
- Но зачем-то вы прибыли сюда, - заметил каминоанец, - и не один, а в сопровождении солдат Альянса.
- Лишь затем, – ответил Вейдер, - чтобы допросить вас, как я и хотел, - он снова усмехнулся.- Позвольте представить: это генерал Флат, Джейсон Флат, директор по безопасности. Это подполковник Орсен, начальник разведки. Все это я говорю вам для того, чтобы вы поняли, что я – военный, я не бандит с большой дороги, и действую всегда как солдат, а не как наемный убийца.
- Не понимаю, зачем моим вопросом вы вынуждаете заниматься таких высокопоставленных людей, - холодно произнес каминоанец. – И о каком допросе идет речь? Я не могу ничего рассказать этим господам, что могло бы привлечь их внимание и быть им полезно.
- Это вы так думаете! Мне кажется, – Вейдер сощурил глаза, - или сегодня вы начали свой разговор с упоминания клонов Императора?
- Я работаю в этой индустрии, - ответил каминоанец, - но лично я не занимался клонами Императора. И никто из нас не занимался. Когда было совершено первое убийство, я подумал, что это вы ищете ученых, которые помогают Императору возвращаться, и убиваете их из мести, или в надежде на то, что уничтожите его помощников, и тем самым – его самого.
- Это отличная идея, кстати!
- Но его клонированием занимались не мы!
- Так! Хорошо! А кто занимался?
- Я не знаю; никто из тех, кто убит, тоже этого не знал. Технология клонирования была продана, и технологии генного модифицирования и улучшения – тоже.
- Кто продал? Кому продал?
- Этого я тоже не знаю. Сделка была так секретна, что ее проводили не на Камино.
- Где и когда?
- Вам ли не знать, милорд? – сухо ответил каминоанец. – В то время вы были на стороне Императора.
- Если бы я знал, я ни о чем не спрашивал бы вас, - в тон ему ответил Вейдер. – Так где и когда?
- Делегация вылетала на Бисс, - с усилием выдавил каминоанец. – Все работы велись в резиденции Императора. 
Глаза Вейдера ярко сверкнули.
- Почему я об этом не подумал! – произнес он. – Конечно, на Биссе!
- А что там? – спросил Люк.
- Это сердце империи, - ответил Вейдер. – Не Корусант, куда так рвется Акбар, а Бисс. Это не красивый мегаполис, а военная база. Самая защищенная планета из всех, какие я только видел. Палпатин там почти не бывает; и все же ее охраняют так, что Альянсу не добраться… А я-то все думал, отчего! Думал, это своеобразна дань тщеславию, или убежище на самый крайний случай… Ну вот, - Вейдер снова перевел взгляд на каминоанца, – а вы говорили – ничего не знаете. Вы знаете все; и именно поэтому на вас и охотятся. Чтобы больше этого не знал никто.
- Ты уверен, отец? – с сомнением в голосе произнес Люк. – Неужели ты не знал бы об этой лаборатории, если б она была там?
- Потому что эта лаборатория – бесконечный второй шанс Палпатина. Ты доверил бы на его месте эту тайну мне? Ты признался бы, что в твоих руках есть нечто подобное? Ты пустил бы меня туда с сайбером? По твоим глазам вижу, что нет. А сейчас я вдруг начал задаваться вопросом, а где же у Императора хранится его сокровище. И тут же те, кто так или иначе связан с этой тайной, начали умирать…
- Это означает, - произнес Люк, - что ученых убил Дарт Акс, ученик Палпатина?
- Это он, проклятое мимикрирующее существо. Кто еще мог подобраться к нам так близко и остаться незамеченным? Только он. Больше некому.
- Но почему сейчас? 
- Потому что я недавно озвучил свое желание побеседовать на эту тему с одним из этих господ. Или… - Вейдер сощурился и глянул внимательно на каминоанца. - …или…
- Что? 
- Ничего, Люк. Теперь мы знаем, где прячет Император своих клонов. 
- Так нужно просто захватить Бисс, и…
- Просто?! – со смехом произнес Вейдер. – Это далеко не так просто. Это гораздо труднее, чем атаковать Корусант. Вот когда пожалеешь, что Звезды Смерти больше нет.
- Подумать только, - произнес потрясенный Орсен. – Такие сведения, за которые можно полжизни отдать, мы получаем вот так, от случайного лица!
- Случайностей не бывает, - задумчиво произнес Вейдер. – Этот господин молчал бы и дальше, если б за ним не начали охотиться. 
Люк заметил, что Вейдер задумался. 
Он и сам ощущал, что в визите каминоанца было что-то… видения в Силе, неясные, отрывочные, показывали ему Дарта Акса, наблюдающего из темноты, но что они означали, эти видения?
- Думаю, вам пора, господа, - произнес Люк. Ему очень захотелось обсудить все, что он услышал сегодня, с отцом наедине. – Уже очень поздно. Генерал Флат, вы позаботитесь о нашем госте? Теперь я вижу, что ему действительно нужна помощь. 
- Несомненно, - ответил Флат, поднимаясь.
- Доброй ночи, господа.
- Проводив гостей, Люк вернулся к отцу. Тот так и сидел, глубоко задумавшись, нахмурив брови.
- Ну? И что ты об этом думаешь?
- То же, что и ты, Люк. Я чувствую, что этого каминоанца нам подсунули, преподнесли, как запеченную рыбу на блюде. Он даже не из тех, кто занимался клонами Императора. Рядовой ученый. Он просто что-то когда-то слышал. И здесь он появился потому, что страх подстегивал его. Его привели сюда наблюдающие за ним из темноты глаза. А назначение его было простым – произнести слово «Бисс». Сказать его тебе и мне, чтобы мы знали, - Вейдер снова нахмурился. – Это не ошибка Дарта Акса. 
- Он хотел, чтобы мы знали это?! – поразился Люк.
- Думаю, да. Это ловушка. 
- Не кажется ли тебе, что Дарт Акс не может так рисковать? Ведь это означает серьезную опасность Императору.
- Что ты знаешь о Дарте Аксе кроме его имени? И вообще, это может быть планом Императора. Заманить на Бисс меня, - Вейдер глянул на сына, - или тебя… Нет-нет, мы не пойдем на Бисс. По крайней мере – сейчас. 
- Но мы должны будем рассказать об этом в Совете!
- Это сделают Флат и Орсен. Не думай об этом.
*********************************
Наутро каминоанца нашли мертвым. Он лежал в одной из крытых галерей с колоннами в здании Совета. Сюда его подкинул убийца, издеваясь.
Его голова была отделена от туловища, все тело изуродовано ожогами сайбером. Было ясно, что перед смертью он подвергся пыткам. 
Ран на его теле было слишком много, чересчур много – каминоанец не производил впечатление смельчака-молчуна, готового стерпеть такие муки и отдать свою жизнь за чужую тайну. Значит, Дарт Акс просто развлекался, мучая свою жертву.
- Дарт Акс знает, что мы знаем о Биссе, - произнес Вейдер, едва только взглянув на тело.
- И что это означает? – спросил Люк.
- Это может означать только одно – об этом узнает и Император. И он может перепрятать свою лабораторию. Вывезти ее. А вот куда – этого мы уже не узнаем.
Люк казался озадаченным.
- Но зачем все это?! – произнес он. – Зачем он все это устроил?
Вейдер покачал головой.
- Дарт Акс, - произнес он, - самое странное существо, которое я встречал. Иногда мне кажется, что он безумен, одержим; а иногда – что он неподвижен и расчетлив. Он действовал либо в интересах Императора – топорно и грубо, - либо в своих собственных, тонко и хитро. Он, как и я, мог не знать, где располагается убежище Палпатина. Теперь знает; а если Палпатин, напугавшись сил Альянса, захочет перевезти свою лабораторию, то сделает это в спешке. Второй такой неприступной крепости, как Бисс, в Галактике нет. 
- Ты хочешь сказать, - произнес потрясенный Люк, - что Дарт Акс выманивает Палпатина из его убежища?!
- Не исключено. Он тонко играет нами! Мммм, как бы воспользоваться плодами его игры?
- Подкараулить Императора? Такая крупная операция, как транспортировка его огромной лаборатории, не может пройти незаметно. Наверняка корабль, на котором транспортируют клоны Палпатина, будут сопровождать множество крейсеров. Можно напасть на них и уничтожить его лабораторию.
- Этого-то и хочет Дарт Акс, - ответил Дарт Вейдер. – Что бы мы не сделали, мы будем действовать в его интересах.
- А не все ли равно? Мы уничтожим Императора!
- И Дарт Акс вскарабкается на его трон.
- Но мы уничтожим Императора!
- Всего лишь поменяем одного на другого.
- Но мы не можем не воспользоваться таким случаем! Мы должны что-то сделать, отец!
- Должны; только что?
Вейдеру не нравилось то, что им пытаются манипулировать. За время службы у Палпатина он достаточно натерпелся этих дерганий за веревочки!
Но больше сего ему не нравилась горячность Люка, с которой молодой джедай готов был броситься в бой. Нет-нет-нет, что-то тут не так! 
Дарт Акс готов забраться на освободившийся трон Палпатина, это ясно. 
Но почему он уверен, что Палпатин не заподозрит его? Почему он думает, что Палпатину придет конец?
И почему, с изумлением подумал Дарт Вейдер, Дарт Акс решил избавиться от учителя так скоро?! 
Его обучение едва началось. 
Кто доведет его до конца, если Палпатин погибнет?
Что ты за существо, Дарт Акс?!
**************
На тайном Совете, который собрали сразу после смерти каминоанца, куда были приглашены так же Люк, Орсен и Флат, мнения разделились, и Дарт Вейдер с Люком оказались в противоборствующих лагерях.
Люк готов был броситься в бой сию минуту; несмотря на все доводы Вейдера о том, что все их действия будут только на руку Дарту Аксу, Люк не видел ничего дурного в том, чтобы сыграть ему на руку.
В защиту своей позиции он приводил весьма веский аргумент – Дарт Акс не умел, подобно Палпатину, переселяться из тела в тело, и если Палпатин погибнет – не научится уж никогда.
Вейдер противился; Сила шептала, говорила ему, что плевал Дарт Акс на все эти штучки с клонами, так явно, будто он сам бубнил это Вейдеру на ухо. Да и получить такого Императора, который пытается манипулировать одновременно всеми – и Альянсом, и Императором, и Вейдером, и Люком, - сомнительное удовольствие.
- Вы говорите так, будто абсолютно уверены в своей правоте, - вступился Борск за Люка. - Хуже Палпатина..! Это надо сильно постараться. К тому же, два хитреца слишком много для одной Галактики. Ничего дурного не случится, если на одного станет меньше. В вас говорит упрямство; понятно, вы не хотите действовать в чьих-то чужих интересах, но тут наши интересы с Дартом Аксом совпадают. 
- Союзником может стать кто угодно, - усмехнулся Вейдер, и Борск покачал согласно головой.
- Хорошо, - вступил Акбар, – вы не хотите атаковать переезжающую лабораторию, вы не хотите атаковать Бисс. Что же вы хотите?
- Подумать, - ответил Вейдер. – Атаковать Бисс… у вас сил нет даже на Корусант, а вы говорите о Биссе.
- И как долго вы собираетесь думать?
- Думаю я быстро, за это не беспокойтесь. И я был бы очень вам благодарен, если бы вы подумали вместе со мной.
- Оставьте при себе свои колкости!
Разумеется, Вейдеру не удалось переубедить Совет.
Было решено наблюдать на Биссом. Орсен обещал направить все свои силы на то, чтобы максимально скоро узнать время переезда лаборатории, если таковой состоится. Люк горел нетерпением; Сила уверяла его в победе, и он, словно наяву, видел горящий имперский крейер.
А Вейдеру казалось, что теперь за ним из темноты внимательно наблюдают чьи-то ледяные внимательнее глаза…

***********************

Категория: Проза | Добавил: Константин_НеЦиолковски (10.11.2014)
Просмотров: 301 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Это интересно
Друзья сайта
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты
  • АВС
    Каталог ABC Create a free website
    Баннер
    Звездные войны: Энциклопедия. Статьи и последние новости о вселенной.
    Опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 8
    Получи денежку
    Яндекс цитирования