Суббота, 19.08.2017, 22:58 Приветствую Вас Гость


Венлан, дом темной эльфийки Квилессе.

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Карта Венлана
Перекресток дорог
Проза [153]
Мир фэнтези, то, о чем мы мечтаем.
Стихи [79]
Стихи, написанные нашими участниками
Рисунки [7]
Рисунки наших участников
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах. Миры Средиземья. [0]
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах.Толкиен и его миры.
Звездные войны. [39]
Все, посвященное Звездным войнам, темной и светлой сторонам силы
Мир КБЗ. [5]
Все, что касается КБЗ.
Сильфиада. [0]
Сильфиада, и все с нею связанное.
Фанфики [32]
Комикс Квилессе [3]
комиксы моей ручной работы ;-)
Поиск по сайту
Таверна
Теги
Статистика
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Народу в Венлане 1
Странствующих Менестрелей 1
Хозяев Венлана 0
Добро пожаловать!
Главная » Статьи » Проза [ Добавить статью ]

R-052.

В Темноту упадут все...
Ложь и предательство - верные спутники во мрак...
                                       ***********************

Люк действительно сердился на отца.
Акбар предложил штурмовать Бисс, чтобы добить загнанного в угол Императора, и обозначил один из секторов, разведанный силами Альянса. Опытные пилоты обследовали там, казалось, каждую песчинку, и уверенно рапортовали, что это очень удобный сектор для начала наступления.
Об этом Акбар и сказал на Совете.
Вейдер расхохотался ему в лицо. Наверное, никогда еще с того момента, как черный шлем был надет на молодого лорда ситхов, и до сегодняшнего дня он не смеялся сильнее, чем в этот раз. 
От этого злого хохота, казалось, он даже помолодел, на его щеках заиграли ямочки, и его широкая улыбка напомнила чем-то улыбку молодого Энакина.
Генералы Альянса, сидящие рядом с ним, недоумевающе переглядывались, совершенно не понимая неуместной веселости ситха, в восторге мотающего бритой головой.  
- Удобный для наступления? - повторил он, отсмеявшись, щуря желтые глаза. - Вы уверены? Данные разведки точны; если мне не изменяет память, в этом секторе все так и выглядит. Но это же ловушка, это и щенку понятно.
Акбар с неприязнью посмотрел на темного лорда. Ему была неприятна манера ситха на публике тыкать его, адмирала, в ошибки носом. Он считал это грубой бестактностью, однако, самому Вейдеру было наплевать на церемонии и нежные чувства Акбара. Он все так же усмехался, показывая ровные белые зубы, исподлобья глядя на опешившего на миг Акбара, и каждая его черточка, каждая морщинка в уголках его глаз просто сочилась язвительностью.
Люк, сидящий рядом с отцом, нетерпеливо завозился, и открыл было рот, чтобы поддержать Акбара. Еще бы! Он сам участвовал в этой разведке, он точно знал, что Акбар прав..!
Но Вейдер так не считал; мягко, но властно Сила опустилась на плечи молодого человека, пригвоздив его к креслу, и не позволила ему вымолвить ни слова.
Дарт Вейдер не мог позволить сыну выставить себя на посмешище.

- Вы так считаете? - мягко произнес Акбар, заложив руки за спину, и обратив взгляд своих золотистых лаз на Вейдера. Ему казалось, что сегодня ситх отчего-то особенно раздражен, и вступать с ним в открытый конфликт совсем не хотелось - особенно, если тот окажется прав. - Тогда прошу!
Акбар жестом указал Вейдеру на место у карты, и Вейдер, поднявшись, решительно занял место лектора.
- Что ваша разведка обнаружила тут и тут? - его металлический палец ткнул в звездную карту, и голубые огоньки красиво заплясали по отполированной глянцево-ртутной поверхности.
- Небольшой флот, - выкрикнул Люк. Он очень хотел доказать отцу что удар по Биссу спланирован хорошо, и наверняка удастся. Дарт Вейдер перевел пронзительный взгляд своих горящих глаз на сына, и на его лице, освещенном звездной картой, отразилось легкое раздражение. Хорошо, словно говорил его взгляд, я преподам тебе урок, если ты так того хочешь.
- Точнее, - велел Вейдер жестко.
- Несколько плохо вооруженных "Воспрещающих", - дерзко ответил Люк, принимая вызов отца. - Никакой поддержки авиацией! Стандартная оборона от пиратов, ничего особенного. Мы облетели их несколько раз!
Вейдер согласно кивнул.
- Здесь? - его палец ткнул в другую точку, и потревоженный голубой свет растекся, словно перемешиваемые в чернильной воде краски.
- Пара "Покорителей", - ответил Люк. - Это старые корабли, модификация КНС! Авиация там есть, конечно, но вокруг так много космического мусора и хлама, что им сложно будет быстро выбраться из  этого облака обломков. Отец, это очень малые силы! Их разбить не представит никакого труда...
- Как вы планируете ударить? - продолжил свой допрос Вейдер, игнорируя последнее заявление Люка.
- К этом сектору ведут два пути, - продолжал Люк. - Один заминирован, - Вейдер кивнул, - через второй мы по очереди введем большую группу...
- Вот эти "Воспрещающие", - резко перебил Люка Вейдер, - тут же вас засекут и создадут огромную грави-тень. Собственно, для этого они там и стоят. По одному кораблю, в том порядке, в каком ваш флот будет выходить из гиперпространства, они будут тянуть вас и расставлять на линии огня у "Покорителей." Не нужно заблуждаться относительно них! "Покоритель" - это флагман флота Конфедерации. У него, может, и не такая мощная авиагруппа, как кому-то хотелось бы, но у него есть пара страшных клыков - его ионные пушки. Мощнейшие ионные пушки! Мощнее, чем у кого-либо еще. Прежде, чем выпустить авиацию, "Покорители" притягивающими лучами соберут весь мусор вокруг себя и расположат вокруг себя как еще один щит, как броню. А затем они начнут методично расстреливать своими ионными пушками ваш флот.
По одному. Каждый такой выстрел - это полная парализация корабля, и группы - не одного, а всей авиагруппы! - ваших истребителей. Верная смерть. Обратно уйти с линии огня не получится. "Воспрещающие" вас не выпустят. Остается заминированный путь. Вы наверняка придумаете, как разминировать его, - Вейдер неприятно усмехнулся, намекая на смелого самоотверженного пилота-камикадзе, такого же невероятного "везунчика", какой в свое время протаранил стекла в рубке его личного "Палача", уничтожив себя и корабль. - Только вот там, запечатанные, как джинн в бутылке, стоят основные силы Императора. Как только ход будет свободен, "Воспрещающие" будут вытаскивать уже их, и расставлять так, как выгодно Императору, в том количестве, которое потребуется. 
Люк, раскрыв рот, хлопал глазами. Акбар молча потирал подбородок.
- Да, - наконец, произнес он. - Умно придумано, очень умно.
- Еще бы, - со смехом ответил Вейдер. - Я сам придумал и установил эту ловушку. Я отлично знал, как вы отреагируете на легко вооруженные и устаревшие корабли. Вы недооцените их; вы будете полагаться на ударную мощь своего флота, которая, несомненно, превосходит их. Но ударная мощь - это еще не все. Нужна еще стратегия, а я в ней кое-что понимаю. Я двадцать лет собирал Империю, я провел столько боев, что вам и представить сложно. Вся система обороны создана при моем участии, но вы упорно пытаетесь решить эту головоломку не прибегая к моей помощи! Проводите разведку и разрабатываете операцию, и уж потом ставите в известность, словно хвастаясь, что вы смогли придумать что-то без меня. Я смотрю на это ваше странное желание покрасоваться передо мной своими возможностями, и знаете что? Я чувствую страх; больше, чем проиграть Палпатину, вы боитесь стать зависимыми от меня. И меня самого вы боитесь тоже.
Вы боитесь, что пойдут разговоры, что без помощи Дарта Вейдера ваша армия ничего не стоит, и ваши генералы не в состоянии вести войну успешно? Но это так, черт подери. Эту ловушку я придумал давно, очень давно, изучив вашу манеру ведения боя, но даже по прошествии времени вы все равно в нее попались. Вы не изменились, и ничему не научились. Если бы не мое вмешательство, если бы меня с вами сейчас не было, вы бы все дружно одобрили вашу так называемую операцию, слепленную на скорую руку, основанную на неточных и неполных данных разведки, и устроили бы кровавую бессмысленную бойню у Бисса, в самом неподходящем для наступления месте. Вы потеряли бы огромное число людей и техники; вероятно, вам все же удалось бы несколько потрепать и силы Империи, но это все равно ничего не решило бы, ведь конечная цель операции - захват и покорение Бисса, - достигнута бы не была. 
Акбар молчал.
- Почему вы не планировали удар здесь? - палец Вейдера ткнул в другую точку на карте. - Здесь? Здесь?
- Там сосредоточены огромные силы имперского флота, - сухо ответил Акбар. - Вероятно, при столкновении с ними мы потерпели бы поражение.
- Вероятно? А почему?
- Потому что у нас недостаточно сил.
- Так может, у вас просто недостаточно сил, чтобы штурмовать Бисс? - вкрадчиво произнес Вейдер, щуря свои желтые глаза.
Акбар молчал.
- И вот вы, не имея достаточно сил, - едко продолжал Вейдер, - планируете дерзкий штурм Бисса. Дерзость - это прекрасно, удача любит дерзких. Но отчего вы не спрашиваете меня, где бы ударить поточнее? Вы не доверяете мне, и не желаете делить со мной лавры победителя; вот правильный ответ.
                                                 ***********
Разумеется, Вейдер был прав, и Люк, покинувший этот совет вместе с отцом, тотчас признал это. В отличие от Акбара, он Вейдеру доверял, и в его способности стратега верил безоговорочно. Но молодого человека порядком смущал тон, с которым Дарт Вейдер предпочитал общаться с Акбаром, и именно эту претензию он и высказал ситху, поспешно удаляющемуся с так неловко оконченного военного совета.
- Тон?! - прорычал Вейдер раздраженно. - А как я должен разговаривать с тем, кто пытается отправить на верную смерть моего сына?! Даже когда я показал ему все его ошибки, когда я сказал ему что знаю сильные и слабые места обороны, он даже не попытался спросить, разузнать о них получше!
- Еще бы! - ответил Люк. - Ты же унизил его!
- Он этого заслужил.
-  Но так ты точно не найдешь союзников в Совете Альянса! - настаивал Люк, еле поспевая за широко шагающим отцом.
Вейдер остановился так внезапно, что сын едва не налетел на него, и резко обернулся. Его глаза, в которых отражалось пламя Мустафара, встретились с синими глазами джедая, отец склонился над сыном, приблизив свое лицо, словно высеченное из камня, к его молодому, открытому, чистому лицу.
- А они мне нужны? - произнес он, и от скрытой в его голосе угрозы завибрировал воздух. 
Несмотря на это, Люк смело встретил взгляд разгневанного отца, и не дрогнул, хотя, казалось, острые осколки Силы посекли ему кожу.
- Если ты хочешь быть с нами, то да, - твердо ответил он, ни на миг не отводя взгляда.
- С вами - это с кем? - переспросил Вейдер, и в его голосе, против обыкновения, не было издевки.
И тут Люк не нашел, что ответить.
Глядя на человека, которого он называл отцом, на опасного ситха, который сумел перетупить через многое, чтобы сейчас стоять рядом со своим сыном, Люк отчетливо понимал, что эту пропасть Вейдер перепрыгнул вовсе не для того, чтобы служить Альянсу.
И Вейдер знал, что Люк понял это.
- Я здесь не для того, чтобы помочь Акбару завоевать власть тем политикам, которые сидят в белых одеждах на Корусканте и говорят долгие речи с пылающим от праведного гнева лицом, - произнес Вейдер спокойно. - Пойми одну вещь, Люк: если бы не было их, не было бы и войны. Империя, которую я строил, вовсе не плоха, поверь мне. Я строил огромное, сильное государство! И единственным его недостатком, по мнению твоих союзников, было то, что власть в этом государстве принадлежит не им.  Вот правда; все остальное ложь. Ложь лозунги про ситхов, терзающих невинных жителей и угнетающих сотни планет. Все эти годы мы с Палпатином мучили только друг друга, и наша борьба за власть касалась только нас, и приближенных к нам людей, выбравших ту или иную сторону. Он убивал моих учеников; я убивал наемных убийц, подосланных им. Все зло Империи, о котором так любят теперь кричать на Корусканте, сосредотачивалось в нас двоих. Вина за убитых джедаев лежит только на мне; так почему вы говорите о порочности всей системы?  Ты родился и вырос в моей Империи. Скажи - хоть раз Империя вмешалась в твою жизнь? Нет. Ни мне, ни Императору и дела не было до того, чем ты занят у себя на ферме. Ты мог работать и жить безбедно, ты мог поступить на государственную службу, ты мог стать военным - тебе никто этого не запретил бы. Так чем была плоха твоя жизнь в Империи?
- Имперцы убили моих близких, - сухо напомнил Люк. По губам Вейдера скользнула злая хищная усмешка.
- Когда штурмовики явились арестовать дроидов, посланных сепаратистами, твой дядюшка напал на них и тяпкой размозжил капитану голову, - едко произнес он. - У него сиротами осталось двое детей, между прочим. Если бы он подчинился и отдал роботов, то ничего бы и не было. Возможно, ты даже получил бы некоторую компенсацию за их утрату и за помощь Империи. Но твой дядюшка посчитал иначе. Он атаковал солдат. Согласно закону о сепаратистах, они уничтожили его. А как бы ты поступил на их месте? Или ты думал, что я просто так отдал приказ уничтожить первого попавшегося человека?
Люк молчал; Вейдер снова усмехнулся, понимая, что ему удалось поставить мировоззрение Люка с ног на голову и заставить сына посмотреть н ситуацию с его, Вейдера, точки зрения, и это глубоко потрясло юношу.
- Я здесь не ради Альянса, - повторил Вейдер. - В этом государстве, которое строят такие, как Акбар, мне никогда не будет места. Тебе, впрочем, тоже. Спроси себя, за что ты сражаешься, и прислушайся хорошенько к своему сердцу. За власть? Не думаю; я не вижу желания власти в твоем сердце. Такие, как мы с тобой, всегда начинают свою войну за идеалы. Ты, как и я когда-то, веришь в добро и хочешь служить ему, но ты совершаешь ту же ошибку, что и я: ты позволяешь другим людям рассказывать тебе, что хорошо, а что плохо. Они и назначают тебе добро. Но в конце этого пути тебя ждет только одно - разочарование и ярость.
- Это не правда, отец, - запальчиво перебил его Люк, краснея от гнева. - Люди, рядом с которыми я сражаюсь бок о бок, честны со мной. Они никогда не назовут гнусный поступок добром, и не заставят меня совершать подлости. Добро всегда добро, отец.
- Да? Правда? - Вейдер покачал головой. - Но они уже сделали это. Ты сепаратист, сын. Ты вместе с ними пошел разрушать государство, которое вырастило тебя, и которое могло дать тебе достойное будущее. Ты, такой светлый, такой невинный, - Вейдер усмехнулся, вглядываясь в черты сына, словно стараясь разглядеть в его лице самого себя, - убил больше ни в чем неповинных гражданских, чем я за свою долгую, залитую кровью жизнь.
- Что?! - вскричал Люк, гневно сверкая глазами, и голос его сорвался на юношеский фальцет. - Я никогда, никог...
- Вспомни Звезду Смерти, - холодно и жестоко произнес Дарт Вейдер, отстраняясь от сына и встав в полный рост. Теперь отец свысока смотрел на разгневанного Люка, сжимающего яростно кулаки. Его пылающие глаза, казалось, подернулись пеплом и погасли, остыли, и взгляд его из-под полуприкрытых век был отрешенным, чужим. - Если мне не изменяет память, она строилась. На ее борту находилось не менее полутора миллиона военнослужащих и столько же гражданских. Строителей, если быть точнее. Инженеров, пилотов, сборщиков. Они выполняли крупный имперский заказ, они кормили свои семьи. Они помогли своему государству обороняться от напавших на него сепаратистов, которые хотели развалить и разрушить их привычную и удобную жизнь. Ты убил их всех, Люк, одним выстрелом. Их семьи лишились кормильцев и не получили денег, потому что заказ не был выполнен, и, вероятно, сейчас голодают. Только потому, что им нравилось жить в Империи, которую построил я. Одним ударом ты превзошел меня, сын. Я не знаю, сколько людей погибло в боях со мной, но, думаю, немного поменьше. Вот цена войны, которую Альянс ведет против Империи. Попробуй, скажи теперь, что ты несешь людям свободу и счастье. Это не так; свободу и счастье нес людям я, убивая повстанцев и не давая войне охватить всю Империю. Я уничтожал тех, кто вставал на путь войны, таких же, как я сам, и тем самым охранял жизнь простых обывателей. Те, кого я убивал... Это были не миллионы и не миллиарды людей, это были кучки ненормальных авантюристов, которым наскучила пресная мирная жизнь. Они мелко пакостили, грабили склады с оружием, устраивали диверсии, угоняли корабли, брали заложников, подрывали наши базы. Кто-то когда-то рассказал им сказку про Империю Зла, и они свято верили в нее. Их вера была преподнесена им как наивысшее добро, и под этим соусом они творили все, что взбредало им в голову, воображая, что борются со злом. Я  много убивал, Люк, - произнес Вейдер как- то особенно откровенно. - Убивал без жалости. Убивал и джедаев, если находил их. Знаешь, за что? За то, что они позволяют себе Покой. Глядя на то, что творится вокруг, глядя, как бандиты в очередной раз грабят базу с оружием, они ничего не предпринимали, предпочитая держаться подальше от назревающего кровопролития. Душа женщину-джедайку, я слышал ее мысли о собственных детях, которые останутся сиротами, но в ее голове не промелькнуло ни единой мысли о детях погибших офицеров, когда она укрывала сепаратистов. Их Покой - это ложь, сын. Не бывает Покоя, джедаи тоже держат оружие, если это идет во благо их интересам. Но сохранять личный Покой для себя, когда рядом идет война и гибнут те, кому ты можешь помочь, безнравственно. Знаешь, отчего погиб Орден джедаев? Оттого, что они упорно игнорировали все перемены, что происходили у них под носом, и не желали вмешиваться в жизнь людей, не желали повлиять на коррумпированный сенат! Палпатин у них под носом  вытащил из казны миллиарды и создал армию клонов, а этого никто не заметил. Сенаторы и Торговая Федерация душили друг друга, дрались за лакомый кусок, разнося в клочья планеты, но этим конфликтом и его урегулированием занималось всего три человека. Совет джедаев  не желал уделить этой проблеме больше внимания. Это потревожило бы их Покой и нарушило принцип невмешательства... Призванный защищать, кого защитил этот Орден?! Их республика трещала по швам, гибли люди, но они и не двинулись с места, пока я не вцепился им в горло, - Вейдер коротко, зло рассмеялся, блеснув острыми зубами, и его взгляд снова кровожадно разгорелся. - Ты знаешь, Люк, что я был рабом на Татуине? И что сделал Орден джедаев, чтобы искоренить там рабство? Ничего! Меня обучили Силе, чтобы я мог защищать и помогать людям, но я не смог помочь даже собственной матери. Я в ярости перебил тускенов, и мой поступок осудили, Йода заявил, что я иду к темной стороне, ведь я поддался эмоциям, гнев и горе от потери захлестнули меня. Но когда я хладнокровно убил графа Дуку, отчасти, кстати, мстя ему за утрату руки, это не осудил никто! Это убийство было, якобы, было во благо Ордена, Республики и демократии, но лично я не вижу разницы между ними. В обоих случаях мне было приятно ощущать, что мои враги погибают от моей руки, и их страх и отчаяние мне тоже были весьма по вкусу. Все они перед смертью очень  пожалели, что причинили мне боль, и очень хотели бы вернуть все назад, но... 
Можно защищать демократию, но нельзя защитить мать. 
Можно убивать, сколько влезет,  во имя республики, и нельзя во имя справедливости.  
Я не гуманист, Люк, я далек от жалости. Но я ненавижу лжецов. Джедаи же все поголовно лжецы. Я совершил когда-то переворот, я убил много людей, в том числе и детей, только потому, что они джедаи, и меня сочли чудовищем. Мейс Винду на моих глазах хотел убить Палпатина только за то, что он ситх. На тот момент никто и ничего не знал о его преступлениях, но того, что он ситх, было достаточно для джедаев, чтобы убить его без суда и следствия. И если б Винду сделал это, его сочли бы героем. Все в этом мире относительно, Люк.
Тебя ведь не учили задумываться над такими вещами, не так ли? Ты всего лишь воевал с парой подлых ситхов, с этим воплощением зла и Тьмы, которые двадцать пять лет назад вероломно уничтожили орден джедаев и захватили власть, не так ли?
Люк, пораженный, хватал ртом воздух, как рыба, вытащенная на берег. Вейдер задумчиво покачал головой размышляя о чем-то своем.
- Я здесь только ради тебя и Леи. Все остальное меня не касается. Я стараюсь защитить и сохранить вас, и если будет нужно, - голос отца зазвучал грозно, - я вырежу весь Совет, всех до единого, чтобы только сохранить жизнь вам. Я уничтожу и Альянс, и сопротивление. Даже если ты меня возненавидишь за это. Это небольшая плата за твою жизнь. Выиграет Империя? Да, несомненно. Но у меня нет возражений. Мои претензии касаются только лично Палпатина. Я не вижу смысла для себя в этой войне, ведь ваша победа не принесет мне ничего - ни власти, ни славы. 
- Это жестоко, отец, - произнес Люк тихо. 
- Я знаю, сын, - ответил Вейдер глухо. - Но лучше об этом скажу тебе я, чем ты... чем ты додумаешься сам. Такого рода вещи лучше усваиваются, если их запивать кровью, а ты ведь этого не хочешь, не так ли?

Категория: Проза | Добавил: Константин_НеЦиолковски (01.07.2016)
Просмотров: 79 | Теги: R-052, Дарт Вейдер, звездные войны, Ева | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Это интересно
Друзья сайта
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты
  • АВС
    Каталог ABC Create a free website
    Баннер
    Звездные войны: Энциклопедия. Статьи и последние новости о вселенной.
    Опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 8
    Получи денежку
    Яндекс цитирования