Суббота, 19.08.2017, 22:59 Приветствую Вас Гость


Венлан, дом темной эльфийки Квилессе.

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Карта Венлана
Перекресток дорог
Проза [153]
Мир фэнтези, то, о чем мы мечтаем.
Стихи [79]
Стихи, написанные нашими участниками
Рисунки [7]
Рисунки наших участников
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах. Миры Средиземья. [0]
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах.Толкиен и его миры.
Звездные войны. [39]
Все, посвященное Звездным войнам, темной и светлой сторонам силы
Мир КБЗ. [5]
Все, что касается КБЗ.
Сильфиада. [0]
Сильфиада, и все с нею связанное.
Фанфики [32]
Комикс Квилессе [3]
комиксы моей ручной работы ;-)
Поиск по сайту
Таверна
Теги
Статистика
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Народу в Венлане 1
Странствующих Менестрелей 1
Хозяев Венлана 0
Добро пожаловать!
Главная » Статьи » Проза [ Добавить статью ]

Выродок. Глава 3 - участь змей и крыс

Утром солнце вставало из красноватой туманной дымки. Умытое небо переливалось всеми оттенками синевы, чайки стаями кружились над берегом, собирая выброшенную штормом рыбу, а мы дрыхли без задних ног под пологом. Вернее, люди дрыхли, а я валялся у самого обреза, чтобы не мешал любоваться рассветом. Спать не хотелось. Одежда высохла и снова выполняла свои функции защиты от ветра и холода. Я прикидывал, из чего можно быстро изготовить завтрак, и стоит ли начинать прямо сейчас, перебудив остальных.
Ночью, под ворчание успокаивающегося шторма, Ворон назвал свое имя, принес нам благодарность, обоим, и снял маску, что у гранбританцев означает полное доверие спутникам. Звали его Дерек Скайинг, в ордене он считался одним из лучших пилотов и был передан в подчинение Йорику Нанкенсену, одному из погибших во время мятежа магистров. Сбежать из окруженной повстанцами столицы ему удалось не сразу, а когда удалось – в самом конце перелета через пролив и вдоль континента машина попала в шторм и свалилась. Двигаться дальше он, разумеется, решил вместе с нами – в одиночку, без привычной техники мало чего стоил. Даже меч, болтавшийся на поясе, был чуть не вдвое короче чем у Фленна, почти кинжал, бесполезный в фехтовальном поединке…
Две чайки попытались взлететь с громадной рыбиной, но только уронили ее обратно на камни. О! Вот это и будет завтрак… 
Я обездолил птичек, раскопал и раздул угли, и приступил к обдиранию – чешуи у рыбины не обнаружилось. На всякий случай я снял шершавую, как наждак, шкуру, выкинул голову и потроха чайкам, которые тут же устроили шумную драку, и услышал голос Дерека:
- Будем жарить или варить?
Я пожал плечами. Какая в принципе разница?
В итоге мы зажарили рыбину на плоских камнях поверх угольев. Зевающий Фленн сел, потянулся, выругался и с явным трудом встал.
Я отвлекся от завтрака и вопросительно поднял на него взгляд.
- Здоровую ногу вчера подвернул, - пояснил магистр, собирая бурдюки и выплескивая остатки воды из котелка. – Рана почти не болит. Давай флягу, я по воду схожу. 
Дерек сделал большие глаза и вскочил. 
- Я сейчас схожу, Ваша светлость…
Я остался на месте, более того, отстегнул и перебросил магистру флягу. Если после вчерашних кульбитов в волнах на бинте все еще нет цветных разводов, значит и беспокоиться особо не о чем, а ручей тут в ста метрах.
Дракон скептически обозрел Ворона и сказал:
- Не знаю порядков ордена Мухи, но думается, в дороге мессир Роак делает не меньше своих спутников, а летами будет постарше меня. Ты не на приеме и не на плацу. Забудь о титуловании. Перед Рунгу равны все, и раб и король-император.
Ворон покраснел и опустил голову.
Фленн ухмыльнулся и отбыл в сторону ручейка, из тонкой струйки превратившийся в протоку шириной метра три – я слышал журчание отсюда. Дерек косится на меня. Возможно, рад бы расспросить о чем-то, но о моей мнимой немоте его уведомил сам магистр…
Разумеется, Дракон никуда по дороге не делся. После завтрака мы свернули лагерь и двинулись дальше. Часа через два въехали под первые дерева, а еще через час – выбрались на грунтовую дорогу с глубокими колеями от тележных колес, в которых стояла вода. Я все также шагал у плеча серого коня, а Дерек боролся с моим гнедым, оказавшимся на редкость ленивой скотиной. 
Гул толпы и крики я услышал первым. Вскинул над плечом кулак – стоять, - и придержал сивку за повод.
- Кто? – одними губами спросил магистр. – Звери? Люди?
На слове люди я кивнул, а Дерек непарламентски выразился. 
- Много?
Снова кивок. Много. 
- Скверно. Судя по тракту, деревня близко... И как там отнесутся к беглецам в масках, можно только гадать…
- Вряд ли слишком приветливо, - опускает голову Ворон.
- Ладно… пока двинемся вперед, - решает он. – В здешнем лесу кони ноги переломят, а по тракту, если что, и проскакать можно. Не думаю, что у поселян много лошадей, даже таких. А через поселки и так, и так ехать…
Сказано – сделано. Хотя его план мне был не совсем по нутру, был бы один – шел бы по другому... За поворотом план мне стал совсем не по нутру, потому что на холме под раскидистым деревом явно собралась вся проклятая деревня, а также трое довольно официального вида всадников с какой-то длинношеей птицей на гербе. Впрочем, на нас они не смотрели. Они смотрели на дерево, и на человека, которого на этом дереве собирались вешать.
Человек был высок, почти с меня ростом, и худ. Из одежды на нем оставались только зелено-серые штаны с потрепанной вышивкой чешуи, под глазом светился всеми оттенками радуги фингал, а в скрученные за спиной руки веревки врезались так, что из-под них текла кровь.
Я по привычке пересчитал гостей и устроителей празднества. Селян человек пятьдесят, официальных лиц трое и еще один, кажется, выбран в палачи. Толпа гудела, как улей, но в гуле предвкушения забавы не слышалось, наоборот, кажется, местные не были довольны зрелищем. 
- Он почитай в каждом доме скотину пользовал, - разорялась какая-то толстая тетка в первых рядах. – Моя Майка, корова, разродиться не могла, так и с этим помог. А сестры моей дочка как потравилась, так помирала уже, пока не пришел этот. С того света почитай, доставал девку! А вы на него петлю ладить…
- Все носители масок суть есть преступники, убийцы и нелюдь, - огрызнулся господин в самом богатом плаще. 
- А вы чем лучше! – откликнулся из толпы старик. – При зверях хоть порядок был! Вон, Вепри наедут, в корчме жбан пива вытянут, да уберутся себе восвояси. Ну, девок по сеновалам поваляют, велика беда! А теперь кто ни приехал, тот и хозяин! Дома грабят, амбары жгут! А вы только гоняетесь, за кем нашли, по лесу, как собаки чумные. Как разбойников бить – так вас и нет!
- Твои речи, старик, подлая измена, и я… 
- И ты сорвешь зло за правдивое слово на старце? 
Голос Фленна прозвучал очень громко, хотя он и не кричал.
Дядьку словно заткнули кляпом – глаза выкатились а щекастая морда покраснела. Второй оказался умнее, и дал коню шпоры. И ушел бы, если бы я не снес его слишком умную голову шакром. Третий гикнул, и погнал коня на нас сквозь толпу, а поскольку мне было интересно, как фехтует Дракон, я принял диск обратно и отскочил в сторону из-под копыт. Хотя, смотреть в общем оказалось не на что – магистр одним точным ударом сбил направленный на него клинок и снес вторую голову. Говорун было собрался под шумок улизнуть, но воспрянувшие духом селяне зажали его в кольцо…
- Выходит, - не изменив ни слога, ни выражения лица, продолжил магистр, - толку от вашего нового порядка чуть, а вреда, как говорят, хватает… Может, это тебе, а не лекарю, дорога в плясуны? 
Распорядитель казни позеленел. Ни маска Ворона, ни скривленные брезгливо губы Дракона, ни моя ухмылка не подавали совершенно никаких надежд на спасение. Поэтому, окончательно потеряв берега, господин попытался спастись бегством, вот только расторопные жители деревни этого не допустили – кто-то успел спутать коню задние ноги, а всадника довольно вежливо, но твердо стащили с седла, отобрали меч и посадили новыми штанами в пыль. Я перевел взгляд на палача, и решил что он человек явно местный – с довольным бурчанием тот снимал с пленника веревки.
- Спасибо за помощь, друзья, - улыбнулся Фленн. – Так говорите, от разбойников не спасет…
- Но уж как брагу хлестать, да парням головы дурить – так это первый голос! 
- Значит, никто против не будет, если мы его заберем с собой?
- Забирайте! 
Тетку поддержали. Фленн оглянулся на меня, и взглядом показал – бери. Ладно, почему бы и нет… Я подошел, скрутил сидевшему на земле человеку руки его собственным ремнем, так что ничего не взять и не развязаться. Выпрямился, попытался поставить на ноги, но этот гад быстро скрючился в позу эмбриона. 
Не хочешь по-хорошему? Ладно… К копытам лошади магистра я его доставил волоком, хорошенько прикладывая кобчиком к каждой кочке. Кто-то, и не один, захихикал. Определенно новый порядок здесь любовью не пользовался…
Фленн достал из сумки на седле веревку с двумя альп-карабинами, закрепил один на задней луке седла, а второй – на импровизированных наручниках. Пленник явно осознал, чем грозит такой способ транспортировки, и резво вскочил. 
- Что ж, тогда нам пора двигаться в путь. Надеюсь, ваш лекарь спасет еще не одну жизнь. Мира вашим домам.
Люди кивали и бормотали что-то мало внятное, только одна в девчушка, лет десяти, звонко-звонко спросила:
- А вы разве не вернетесь? 
Магистр опустил глаза.
- Я не знаю, девочка. Каждый идет своим путем, и куда он ведет, знают только Блансахредид и Рунгу. А наш путь еще долог. Староста!
Бывший палач сделал полшага вперед и поклонился. 
- Жулен Тевью, милорд…
- Закопайте убитых подальше от дороги. Их кони – ваши, остальное тоже, но приметные вещи – в землю.
- Не без понятия, милорд.
- И хорошо. Ни их, ни нас здесь не было.
Староста снова поклонился, и шустро поймал монету, брошенную ему Фленном. 
- Потрать на благоустройство деревни.
- Благодарствуем, ваша милость.
За это время к лошади Ворона уже подкрались ребятишки, и он рассовывал по их ладошкам какую-то мелочь. А глазастая крикунья не придумала ничего лучше, как подкатиться ко мне.
- Ты из Московии? – спросил ребенок, задирая голову чуть не до вывиха шеи.
Я покачал головой.
- Глаза странные и волосы белые… Ты выродок?
Я кивнул, и постарался сохранить бесстрастный вид. Слово почему-то больно задело.
- Ты немой?
Я кивнул.
- Ты очень красивый, - сообщила девочка и обеими лапками взяла мою руку. – Гораздо красившее людей. И сильный очень. Это здорово.
Я снова задумался, что бы подарить этой мелюзге на память. Ампулу что ли? Они из бронепластика, и с точки зрения ребенка красиво блестят… 
- Ты возьми на память, хорошо? И носи с собой, всегда-всегда. – В ладонь втиснули нитяной мячик. – Я его сама делала… Он от смерти бережет, - голос упал до очень тихого шепота. – Это древнее-древнее колдовство. Так бабушка говорит.
Вместо пустой я наугад вытащил из контейнера полную ампулу. Впрочем, без инъектора ее все равно не открыть.
- Жаль, что ты меня забудешь, - со взрослым вздохом проговорила девочка.
Я посмотрел в ее серые глаза и покачал головой. Вложил в ладошку граненый кусок кристалла. Девочка опустила взгляд и опять вскинула.
- Это… твоя жизнь?
Я подумал секунду, и кивнул. Без наркотика я не жилец, так что все правда.
- Я ее никому не отдам. И никогда не потеряю. Пока буду жива. Слово.
Она зажала странный подарок в кулаке и бегом кинулась прочь, пока кто-нибудь не сунул любопытный нос не в свое дело…
- Баском?
Ну вот, об этом и речь… Я догнал широким шагом стронувшихся с места лошадей, но теперь выбрал позицию сзади, рядом с плетущимся на веревке пленником. Мало ли что надумает выкинут он… или староста, чтоб ему не икать, ни кашлять…
За третьим поворотом дороги сзади застучали копыта. Угу, именно этого я в общем и ждал… вопрос только… не задумываясь я взял на прицел летящего за нами всадника.
- Не стреляй!
Неудавшийся висельник осадил коня и замер, словно ожидая, пока решится судьба.
- В деревне что-то случилось?
Голос Фленна был спокойным, с холодком.
- Нет, магистр. Селяне во главе со старостой славят вашу щедрость. А я, переговорив с ним, решил, что ждать у моря беды уже не имеет смысла. Не этот, так следующий разъезд узнает во мне гранбританца, и тогда… - человек выразительно провел рукой по горлу. – А вашему кортежу опытный лекарь и какой-никакой колдун может пригодиться. Могу я сплести свою дорогу с вашей?
- Не слышал, чтобы мудрые Змеи с большой охотой скитались по горам и долам, - усмехнулся Дракон.
- Пока у Змея есть его нора, он, разумеется, предпочтет ее ночам под открытым небом. Но уж коль нора разорена неумным фермером… - любой путь будет хорош, если ведет подалее от его тяпки и бороны. Кроме того, сам мессир Витальский бежал всяких странствий, словно чумы, но под рукой его хватало тех, кто высочайшим поручением лез в такие места, куда и Рунгу заглянуть побрезгует. Я из отряда Гюрзы, не боюсь ни дорог, ни боев, хоть и проиграю любому из ваших спутников прямой поединок. 
Впервые Пра Фленн улыбнулся.
- Как твое имя, Гюрза?
- Саймон Дааль, мессир.

Путь через леса занял почти неделю. На первом привале эмиссара Цапли мы допросили и избавились от него, так и не узнав ничего нового и интересного. Я постепенно привыкал к спутникам, а они ко мне. Правда, под цепким взглядом Змеи мне до сих пор как-то не по себе… кажется, он ни на грош не верит ни в немоту, ни в безумие, ни в мое мутантное происхождение. Пару раз он, кажется, пытался расспрашивать Фленна, но тот, честь и хвала, сперва отнекивался, а потом и огрызнулся, после чего вопросы прекратились. Дерек, наконец, отучился подскакивать с места, стоило Фленну начать что-либо делать по лагерю, и стал куда более удобоваримым в общении. 
На шестой день тракт выполз из-под крон и медленно полез на невысокий скальный гребень, увенчанный несколькими здоровенными валунами и чем-то крестообразной формы. Таких путеводных знаков мы уже налюбовались на перекрестках, на них иногда еще указатели вешают или какие-то памятные безделушки от благодарных незаблудившихся. Однако при ближайшем рассмотрении – еще часа через два-три, - я понял, что крест украшен человекообразной фигурой. Немного погодя то же обстоятельство заметил Фленн, решительно повернув коня с дороги к высотке. Естественно, остальные подались следом, и я в том числе, хотя сама идея вылезать на гребень, на всеобщее обозрение (а внизу наверняка большой поселок, а то и городок) восторга не внушала. Конспираторы, мышь их ежа…
Вблизи… вблизи фигура оказалась человеком. Держался он там на нескольких гвоздях, пробивших ладони и стопы, и по меньшей мере километре ржавой проволоки, которой было примотано все остальное. Ни одежды, ни чего-либо еще, позволяющего определить, кого и за что развесили на солнышке, не прилагалось, единственным отличительным признаком можно было назвать довольно длинную прическу из роскошных золотисто-русых волос, полностью скрывших лицо повисшей головы. 
- Его нужно снять.
Разумеется, это выдал наш Дракон. То, что мы и так торчим на всеобщем обозрении, его мало волновало… Впрочем, к реализации опрометчивой идеи он тоже приступил сам, подогнав сивку вплотную к основанию креста и вставая в стременах. Вот только доставал он так едва ли до стоп человека. Даже если станет на седло ногами, до шеи не дотянется. И я не дотянусь, разве что отобрать у Дерека гнедого, - он самый рослый. Естественно, Фленн тоже все это просчитал, а потому сдал назад и уперся в меня полыхающим взглядом.
Я пожал плечами и подошел. Ладно, если уж очень хочешь… тем более, что погоня мне скоро очень пригодится, полных ампул с лоорси осталось всего две. Дерек спешился, подвел Лентяя, как он окрестил коня, под самый крест и я взгромоздился ему на спину. 
Одно дело сказать «сними», а другое дело – в самом деле отцепить эту гусеницу. Пришлось опять доставать шакр, браться за плоскости и аккуратно, по одному два кромсать витки провода – и где его вообще откопали, археологи-любители… Когда человек повис на руках, пока обмотанных, он судорожно дернулся и застонал. Живой еще, на удивление… Честно говоря, этот факт был еще неудачнее, чем сама его находка. Уж не знаю чем, но распятый мне не понравился, сразу и накрепко, и, как потом выяснилось, не зря.
Я просунул лезвие диска вдоль основного столба и обрезал нижние гвозди. Естественно, порезал ему ногу. Голова вскинулась, из-под вороньего гнезда на меня глянули пронзительно синие глаза, окруженные темными кругами, как у здешнего зверя енота. 
- Расскажи… своему магистру, что Верналь Фарно был взят в бою… и казнен… 
Не знаю, чего ему стоила эта фраза, но после нее человек опять отключился. Именно отключился, освобожденная от обмотки грудная клетка явно ходит от частого дыхания.
Ниже нее, между прочим – сплошной разноцветный кровоподтек во все приличного объема пузо. Интересно оно отросло от любви поесть или последнего общения с ловцами?
Балансируя на седле – скотина не придумала ничего лучше, как почесаться, я освободил обе ладони от гвоздей, а потом, не слишком вежливо прихватив человека за шею – обе его руки. Потом я перехватил валящуюся тушу под плечо и спрыгнул на землю.
Фленн и Дерек ладили что-то вроде носилок между сивым и конем Саймона. Змей наблюдал что-то с вершины гребня.
- Кажется, нас заметили, - спокойным тоном сообщил он. – Из города выходит отряд верховых, человек тридцать. Легкие доспехи, гербы Цапли.
- Возвращаемся, - начал Фленн, - Уйдем в лес…
Я прикинул расстояние, глянул по сторонам, и, закинув тушку, как тяжеленный манекен, в их результат творчества, дернул магистра за рукав и указал на запад, туда, где за гребнем начинался целый веер лощин и распадков. Фора у нас есть, на камнях следы найти будет трудно, а подловить слишком умных преследователей в скальном лабиринте – проще, чем на голом и лысом спуске к лесу. Он уловил идею на лету, кивнул, вскинулся в седло. Рядом с ним, уже на своем скакуне, мастер Дааль нависает над нашей добычей, бегло оценивая состояние и перспективы. Дерек подъезжает ко мне, протягивает руку. Нет уж, извините, товарищи, но пока я побегаю так…
Начинается забег. Лошади идут то быстрой рысью, то коротким галопом, - быстрее на жесткой траве и камне, отполированных ветром, просто опасно. Для меня этот темп не чувствуется ни запредельным, ни особенно сложным. Я бегу рядом с Лентяем, и конь, недовольно кося, старается обогнать наглое двуногое, что неплохо добавляет ему скорости. В начале двух распадков – судя по сколам и царапинам на камнях, проходные оба, только в левом они выглядят более старыми, заветревшимися, - мы чуть сбавляем ход. Сворачиваем налево. Я выглядываю скалу или фирновый мост, чтобы точно отрезать конную погоню. Дааль что-то говорит Фленну, я различаю слова «магистр», «крыса» и «скверно», остальное тонет в грохоте копыт по камню и храпе коней. Поворот, поворот, поворот, неширокий карниз над ущельем, по которому спаренные лошади проходят, одна отираясь боком о монолит, а вторая – испуганно кося вниз. Мы выходим на обратную сторону гряды и продолжаем путь в путанице ложбин и ущелий.
Всадники сбавляют темп.
- Ваш спутник на удивление вынослив и быстр, мессир, – слышу я отрывок разговора Змеи с Драконом. – Не упоминая людей, редким мутантам под силу такая нагрузка. Думаю, не ошибусь, называя это существо одной из живых боевых машин древних…
- Кем бы он ни был, он спас мне жизнь, и пришел на помощь нашему отряду, уже не один раз. Что делать с Фарно?
- Мне нужно осмотреть его более тщательно, но… повторюсь – по первым впечатлениям, – скверно. Даже более чем скверно… Подумать только, один из величайших полководцев Гранбритании, сумел уйти от преследования Адаза Промпта, ускользнул от… любвеобильной королевы, и так неудачно попал в руки здешних новых властей…
- Здешних ли? На гербах, как ты упоминал, была Цапля. Собственно, герб Фланы, королевы-шлюхи. 
- Под ее знамя охотно переходят все те, кто по какой-то причине раньше был в немилости у Хаона, все эти местные бароны и князьки. На всякий случай, без особенно далеко идущих планов. Кроме того, Флана, как вы помните, вдова…
- Ну да, неплохая перспектива. Нидил с ними…
- Судя по отметинам, магистр-Крыса отбивался, пока мог, чем здорово разозлил преследователей. Его сбросили с лошади и какое-то время пинали, пока не перестал сопротивляться, скорее всего, потерял сознание. И судя по всему, получил не один ушиб и разрыв внутренних органов… А в том положении, в котором вы его обнаружили, магистр-крыса находился не меньше полусуток, что, разумеется, ничего хорошего в клиническую картину не внесло…
Краем уха слушая разговор, а продолжал шагать и оглядываться. Что-то с этим местом не так. Ездили тут часто, судя по количеству старых следов, но почему-то перестали. Новых – ни одного. Почему? И что за отметины, причем довольно свежие на камнях выше человеческого роста? Больше похожи на следы шакра, чем на что-то местного уровня…
- Думаю, здесь нам стоит остановиться, - произнес Змей, оглядывая разошедшийся каменной чашей проход. – Погони, кажется, нет, а мне необходимо осмотреть раненого. Что можно сделать и… можно ли еще что-то сделать…
Я не успел сообщить, что здесь останавливаться не стоило.
Сверху, с края распадка на нас с воем сиганула какая-то тварь.
Впрочем, не тварь. Это был банальный сторожевой робот, старый, как мир, ржавый, явно собирающийся развалиться, но все еще полный решимости отстоять свою территорию. Змея и Ворона он в прыжке снес с седел, но ни схватить, ни порвать похожими на серпы когтями не успел. Я выхватил лучемет – впервые со времени прихода в этот веселый мир, и впервые не успел. Железяка прекрасно понимала, кто опаснее, и в шикарном прыжке размазала меня по камням. Со своей не то кошачьей, не то обезьяньей посадкой весила она не меньше тонны, так что я сперва услышал, как ломаются ребра, а потом едва не захлебнулся кровью. Дрянь…
Дрянь не то подразрядилась, не то поняла, что серьезной опасности остальные не представляют, и к бегущему на нее с мечом Фленну поворачивалась куда медленнее. А зря. Я прицелился, вывел мощность на максимум и аккуратно разложил робота на детали. Хорошо еще он взорвался не мощно, чтобы прикончить Дракона на месте – всего-то сбил с ног и повалял малость по песку…
Так… А теперь надо встать. Пока я вообще могу это сделать, а то умирать вместе с магистром-Крысой как-то не хочется. Вообще не хочется. 
Дышать медленно и ровно, вовремя отплевываться, чтобы в самом деле не потонуть в собственной крови. Сколько у меня есть? Ну, пара часов, пока смогу держаться на ногах, может, меньше… Это важно, это хорошо. И бок пока не болит, что тоже хорошо. Интересно, как все это выглядит со стороны? На ощупь – правая половина грудной клетки вогнута…
- Добрые Боги… Баском!..
Ага. Значит, довольно паршиво. Или, как любит повторять наш Змей – скверно…
Я жестом показал Фленну - бежать ко мне не стоит, повернулся к нему спиной и побрел в сторону склона, с которого спрыгнула железная зверушка. В таком состоянии она не могла убежать слишком далеко от того, что охраняла. Если она охраняла какой-то комплекс, там, возможно, есть медсистемы, хотя и не факт, что они сгодятся мне. Правда, если их там нет, сдохну в каком-нибудь подземельи, но не все ли равно, где? С оставшимся медпакетом такое внутреннее кровотечение все равно не остановить…
Зацарапаться наверх было не так сложно, как неприятно. Кусты, валуны и скалы, никаких строений, плохо. Интересно, а что виднеется в рощице на верхушке отрога? Что-то же там светится между деревьев…
Стараясь не спотыкаться, не сбивать ритм дыхания и не отвлекаться на мелочи вроде осыпи под ногами, я дошлепал до деревьев. За ними, на самом краю скального отрога висел шар, диаметром метра два, судя по всему из какого-то поля, прозрачно-радужный и совершенно ни к чему не прикрепленный. 
Я выбрался на самый край и попытался прикоснуться к шару. Никакого эффекта, пальцы проходят через поле, ощущений ноль. Но зачем-то же он тут висит! Или это просто памятник, украшение для туристов? Или нужно опять лезть вниз и искать вход под ним?
Повернувшись, чтобы поискать спуск, я едва не потерял равновесие, сбалансировал и перевел дыхание – лететь вниз с больше десяти метров высоты не очень хочется. Перевел дыхание – и замер. Быстро прошелся ладонями по бокам и груди. И бегом рванулся вниз, по уже знакомой дороге.
Только что изодранные осколками кости легкие работали идеально и были абсолютно целы. А еще, я чувствовал себя отдохнувшим где-нибудь на курорте недели две. Вот так шарик! Теперь главное успеть засунуть в него великого полковода, ну и остальных для проформы.
Мои спутники сидели внизу на камнях вокруг носилок и счастливыми совершенно не выглядели.
- … Я могу дать им обоим только легкую смерть, - закончил фразу Змей-медик.
Я спрыгнул с последнего валуна и широким шагом преодолел остаток пути. 
- Баском?..
Я отмахнулся от разговоров, присел и поднял умирающего человека на руки. Медик возмущенно открыл рот, но умница-Дракон, сложивший «два» и «два», встряхнул его за плечо, встал и пошел за мной. Лезть наверх с тушкой было, конечно, не слишком удобно, но и не запредельно сложно. 
Шар при моем приближении приветливо замерцал, хотя кто его знает – может, перестраивался под людскую биологию, а может – под групповое воздействие. Балансируя на отточенных ветром гранях, я внес Крысу в радужный свет и замер. 
- Я приветствую нашу встречу за огненной рекой, - тихо сказал магистр №2, открывая глаза. 
Я наклонил голову и поднял брови в картинном удивлении. Человек присмотрелся, узнал меня и опомнился.
- А, это ты… Я все еще в мире живых… Долго … Сколько же еще мучиться?
Я победил соблазн поставить Крысу перед собой и предоставить ему право самому выбираться с каменного клыка – еще грохнется, так ведь точно убьется. На него мне, разумеется, чихать, но Фленн этого не оценит.
Поэтому я развернулся на 180 и осторожно сошел к остальным, после чего опустил человека на землю и отошел.
- Баском, как ты нашел это чудо? Ты знал, что оно здесь?
Дракон смотрел на меня с улыбкой. Я покачал головой, тоже улыбнулся и показал сперва на него, а потом на сияющую сферу.
- Верналь, я вам рекомендую встать и отойти. Не хотелось бы, вразрез традиций, вас перешагивать…
- Боюсь, что… - начал Верналь Фарно, и осекся. Сел. Принялся изучать на ощупь свое пузо (так и не уменьшившееся особенно). Фленн проскользнул между его спиной и большим валуном, и сам вошел в сферу. Сквозь поле над обрывом он казался каким-то мифическим существом, например двуногим драконом с радужными крыльями. Постояв там с минуту – наверняка любовался видом, - вернулся. 
Все это время Крыса вытаращился на меня, как рыба-глазастик. Впрочем, Змей таращился на него с неменьшим изумлением. 
- Ты нашел творение древних, заживляющее раны… в тот самый час, когда ничто иное уже не смогло бы нам помочь. Если это была удача, пусть и дальше Поул ступает по твоим следам. Если это были плоды знаний и доброй воли – благодарю тебя и клянусь отплатить, хоть и не знаю дня и часа.
Фленн говорил все это серьезно, с полным вниманием к обещанию. Ворон и Змей молча коснулись ладонями в районе сердца - присоединились, значит. А вот Крыса брезгливо сморщил нос. Ладно… будет случай – я тебе это припомню… 
- Думаю, теперь тем, кто еще не входил в свет, стоит это сделать, а потом спустимся и обсудим наш дальнейший маршрут и планы.
Разумеется, программу вечера от Дракона приняли и одобрили все.

Категория: Проза | Добавил: Jolly (30.09.2015)
Просмотров: 133 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Это интересно
Друзья сайта
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты
  • АВС
    Каталог ABC Create a free website
    Баннер
    Звездные войны: Энциклопедия. Статьи и последние новости о вселенной.
    Опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 8
    Получи денежку
    Яндекс цитирования