Вторник, 25.07.2017, 08:27 Приветствую Вас Гость


Венлан, дом темной эльфийки Квилессе.

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Карта Венлана
Перекресток дорог
Проза [153]
Мир фэнтези, то, о чем мы мечтаем.
Стихи [79]
Стихи, написанные нашими участниками
Рисунки [7]
Рисунки наших участников
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах. Миры Средиземья. [0]
Все о "Вастелине колец", "Сильмариллионе", эльфах и хоббитах.Толкиен и его миры.
Звездные войны. [39]
Все, посвященное Звездным войнам, темной и светлой сторонам силы
Мир КБЗ. [5]
Все, что касается КБЗ.
Сильфиада. [0]
Сильфиада, и все с нею связанное.
Фанфики [32]
Комикс Квилессе [3]
комиксы моей ручной работы ;-)
Поиск по сайту
Таверна
Теги
Статистика
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Народу в Венлане 1
Странствующих Менестрелей 1
Хозяев Венлана 0
Добро пожаловать!
Главная » Статьи » Проза [ Добавить статью ]

Земли Эльфов.

Однако Гурка, нежная Гурка с тонкими зелеными лозами, украшающими ее розовую кожу, уже не была так беспомощна и напугана как когда-то.

По утрам, когда засыпал Ночной Терновник, Светлячок откидывала одеяло и тихонько, чтобы не разбудить его, спускала ноги с постели. Минутку она прислушивалась, а потом смело прыгала на пол и неслась к своим сокровищам, которые в избытке дарил ей Ночной Терновник.
Светлячок стала красивой дамой; кто бы узнал теперь в тонкой эльфийке с темными миндалевидными глазами прежнего деревенского заморыша? Ее волосы отросли и вились, закручиваясь на висках тонкими золотистыми пружинками. Ее кожа излечилась от царапин и синяков, а от свежего мяса и молока, которыми потчевали ее теперь, на ее лице заиграл здоровый румянец.
Однако ее красота, и драгоценности, которые в избытке были у нее, не приносили ей покоя. И, рассматривая свое отражение в тонком зеркальце в серебряной оправе, она хмурилась. И не радовали ее новые серьги с прозрачными изумрудами, и тонкий серебряный венец в золотых волосах тускнел, когда она вспоминала своего Ночного Терновника.
В краткие минуты свиданий Светлячок замечала что на его теле становится все больше и больше шрамов, и он становится все темнее и мрачнее, словно мрак разливался в его душе все глубже и глубже. 
Ей его уродство было безразлично, она любила его и таким, но раны эти... Светлячок понимала, что Терновник хочет убить себя, и допустить этого не могла.
Поэтому она решила сделать следующее.
Однажды, проснувшись по своему обыкновению утром, она не стала, как обычно, долго прихорашиваться перед зеркалом, а наспех одевшись, натянув новые красные сафьяновые сапожки и подпоясавшись тонким пояском, она обшарила карманы Терновника, в которых он обычно хранил золото, и тихонько вышла из комнаты.
Нужно сказать, она уже не первый раз выходила из дому одна.
То, на что раньше она ни за что не отважилась бы, теперь ее не страшило. 
С удовольствием она прогуливалась по городу в своих бархатных зеленых платьях, вышитых узорами ее народа, и всяк ее приветствовал почтительно. 
Она поднималась в Сады, растущие у Высоких Чертогов, и там отдыхала в тени зеленого кружева деревьев, и местные красавицы, эльфийки и полукровки, перешептывались, спрашивая друг друга, кто эта незнакомая девушка. И они смотрели на нее как на равную, и она ничем им не уступала. 
Местные юнцы заглядывались на нее с восторгом, раскрыв рты, а люди постарше отвешивали мальчишкам неизменные затрещины - ишь, на кого позарился! А с ее господином нет ли охоты познакомиться? Если есть, то только скажи! 
И шепотом называлось имя, от которого самый храбрый воздыхатель бледнел и терялся.
Это не могло не нравиться простодушной в общем-то Гурке-Светлячку.
Ее окутывал ореол таинственности, и за спиной ее маячил грозный образ мрачного Терновника. Что может больше тронуть девичье сердце, чем восторженные взгляды,обращенные в ее сторону, несмотря на страх?
Однако в тот день Гурка не хотела ни восторженных взглядов, ни прохлады Садов. Она твердо решила найти хорошего мастера и у него купить лук для Ночного Терновника.
Он не посмеет отказать ей, он не посмеет не взять ее подарка! 
С луком в лесу будет сподручнее.
А на псарне, неподалеку от Сада, она уже давно приглядела славного пса для Терновника. Белый зверь с гладкой, как шелк, шкурой, длинноногий, с широкой грудью, славный помощник в охоте!
В указанной ей любезными подсказчикам оружейной лавке торговец с поклоном показал ей лучший товар, но всем она оставалась недовольна.
Всяк она опробовала (к немалому удивлению торговца, хрупкая эльфийка в одеждах изнеженной богатой госпожи обладала крепким тренированными руками),и не нашла ни одного, достойного, по ее мнению, ее обожаемого Терновника.
- А этот? - сказала она, увидев еще один лук. 
В отличие от прочих, его торговец не выставил напоказ, а, напротив, спрятал. 
Лук был сделан из белого-белого дерева, славившегося своей крепостью и упругостью. Тонкие желтоватые разводы, подобно причудливым узорам, оплетали его, и выкованные самым искусным мастером стальные наконечники,блестящие, как звезды, украшали его.
- Почему ты не дал его мне? Он прекрасен, как оленьи рога! Я хочу его.
Торговец почтительно поклонился, прижимая руки к груди:
- Сожалею, прекрасная госпожа, но я не могу продать его тебе. Он сделан на заказ, по руке и по вкусу господина Короля.
В любой другой день Гурка, наверное, спасовала бы и отступила. Но в этот раз в нее словно бес вселился, или орк какой укусил. Сурово сдвинула она тонкие бровки на переносице и строптиво топнула ножкой:
- Я хочу именно этот лук! Что ты за торговец, раз отказываешь покупателю? Если он заказан кем-то еще, сделай такой же!
Шутка ли дело - сделай! Легко сказать...
Торговец приседал от страха.
С одной стороны Король, с другой стороны нелюдимый Ночной Терновник. Кто знает, от кого достанется больше, от рассерженного Короля, не получившего свой заказ, или от Терновника, подруга которого вдруг раскапизничалась?
Поразмыслив немного, торговец все-таки решил, что опаснее ссориться с Королем. Что Терновник? Говорят, он и стрелять-то не умеет. 
И торговец отказал Гурке.
От обиды у нее из глаз слезы хлынули градом, и губка затряслась. Она сердито топнула ножкой, чем ввергла торговца в панику, а зашедшего покупателя насмешила чуть не до колик.
- Да у тебя сердце каменное, негодяй, - весело произнес эльф (а пришедший был точно эльф), утирая глаза тонким батистовым платком. - Как можно отказывать такой прекрасной даме, которая так горячо просит?! Да будь заказчиком хоть сам Бог Северной Звезды, я не смог бы отказать ей!
Торговец мигом повеселел. Он учтиво поклонился прибывшему, затем с не меньшим почтением Гурке, и со всех ног бросился исполнять ее просьбу.
- Утешьтесь, дитя мое, - весело произнес эльф, предлагая зареванной Гурке свой платок. - Думаю, Король не сможет заплатить цену большую, чем ваши слезы!
Эльф, вступившийся за Гурку, был из  племени Зеленых эльфов из тех, чьи тела отличались тяжеловесностью и украшались самой природой рисунками лапчатых листьев. У него была светлая кожа, веселые прозрачно-голубые глаза и  каштановые темные волосы, как кора дерева. Одет он был в серую, ладно на нем сидящую простую куртку.
- Кто ты, дитя мое? - спросил Эльф, когда Гурка вытерла мокрые глаза и вернула ему его платок. - Я раньше не видел тебя здесь. Ты недавно в Городе?
- Госпожа - подруга Ночного Терновника, -  встрял торговец, услужливо подав Гурке выторгованный ее слезами лук. Эльф с удивлением и интересом оглядел ее.
- Того самого Ночного Терновника?- переспросил он. Торговец с жаром закивал. - Так ты ему покупаешь этот лук?
Гурка лишь кивнула, склонив низко голову.
- Ты так любишь его? - спросил Король. - Лук и в самом деле очень хорош. Выбрать такую прекрасную вещь может лишь тот, кто хочет вместе с подарком отдать и часть сердца своего.
- Я люблю его ровно как и себя, - тихо ответила Гурка.
- Так сильно?
- Еще больше! Я люблю его, как любит цветок своего верного друга-мотылька, я люблю его, как любит утренний луч водную чистую гладь, которая отразит его и родит радугу. 
- А как зовут тебя, милое дитя? - продолжал допытываться незнакомец. Это раздосадовало Гурку; она никак не рассчитывала  на случайное знакомство, и настойчивость незнакомого мужчины ее раздражала.
Меж тем незнакомец вел себя так, как тот, кто привык ко всеобщему послушанию и вниманию. Он не оставлял своей цели разузнать имя Гурки, которое, было ясно, ему интересно не столько из-за красоты ее, сколько из-за любопытства и многих сплетен и слухов, которые гуляли по городу. Ведь о Ночном Терновнике знали много, а о той, ради которой он вел такую суровую жизнь, ничего.
Это немного обидело Гурку и уязвило ее самолюбие.
Незнакомец был хорош собою, и отчего бы ему было не увлечься ею? У эльфов это часто случается. Чувства вспыхивают в их сердцах мгновенно и внезапно, заставляя писать стихи и петь сонеты своим возлюбленным.
Однако, это был не тот случай.
В веселых глазах незнакомца Гурка не увидела и следа от того восхищения, которое обычно замечала в глазах молоденьких юношей.
И она решила немного отомстить ему. Комариный укус, детская обида!
- Я не скажу тебе своего имени, господин, - дерзко ответила она, снова вызывая у него улыбку. - У моего Ночного Терновника прекрасные синие глаза, как ночное бархатное небо. А если он начнет ревновать, они потемнеют, и их цвет станет не такой красивый. Нет, не будем знакомиться и вызывать его ревность!
Тут торговец вовсе струхнул и чуть ли не сел на пол, чтобы его не так видно было из-под прилавка, если господин начнет метать громы и молнии.
Однако, против ожиданий, эльф не рассердился. 
Когда Гурка, забрав свою покупку, ушла, гордо задрав остренький подбородок, он расхохотался так, что у входа деревья вздрогнули.
Торговец, ободренный его смехом, вылез из-под прилавка, и позволил себе хихикнуть пару раз, поддерживая развеселившегося Эльфа.
- Она не знает вашу милость, - сказал торговец, провожая взглядом Гурку. Король  (а это был именно он) согласно кивнул и усмехнулся снова.
 Давно так смело не дерзили ему!
И давно так метко и коварно не кусали...
Что Король? 
О Короле можно было сказать только хорошее.
Это был славный воин, смелый и сильный, добрый и справедливый монарх и верный супруг. У него была его прекрасная королева и Вольный Город, а так же весь нескончаемый лес от этого края и дальше, до владений Ночных Эльфов.
Этого было достаточно, чтобы жить в довольстве и думать, что имеешь все, ну, или почти все, что только возможно.
Однако, все же кое-чего у Короля не было. 
Юности не было у Короля, тонкой и нежной, горячей юности.
Сколько ему было лет? Достаточно для того, чтобы пыл молодости был вытеснен из его груди неподвижностью мудрости и всепонимания.
Он любил, но его любовь была как спокойное течение реки в тени леса.
И потому Гуркина речь, полная нежности и пыла, произвела на него впечатление.
Не ее красота - что красота! Видел он эльфиек и прекраснее Гурки, - и не ее наряды. Короля не удивить украшениями.
Но ее весенняя, нежная, чистая и простая, как проснувшийся ландыш, юность привлекла его, и ему вдруг нестерпимо захотелось отпить глоток из этой весенней  хмельной чаши.
Категория: Проза | Добавил: Константин_НеЦиолковски (13.05.2013)
Просмотров: 273 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 3
протестую, это не ваниль! это жизнеописание эльфов!

кто? я? неправда!

ну, хорошо, признаю, не самая лучшая часть.
лучшее конечно впереди!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Это интересно
Друзья сайта
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты
  • АВС
    Каталог ABC Create a free website
    Баннер
    Звездные войны: Энциклопедия. Статьи и последние новости о вселенной.
    Опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 8
    Получи денежку
    Яндекс цитирования